Амирбек Магомедов. И ещё раз о Д.А.Чиркове («Кубачинский туман» и другое)


Облако в Кубачах, 1974
Облако в Кубачах, 1974

Недавно, мы с главой администрации известного села Кубачи А.Куртаевым, человеком, который сегодня многое делает для родного села, для развития его культуры, благоустройства, решили подготовить баннерный стенд о российских исследователях, прославивших искусство, культуру, язык этого известного дагестанского села.  В последние десятилетия о Кубачи пишут немало и дагестанские исследователи. Но мы решили, что важно показать на стенде заслуги российских ученых (академиков, профессоров, других ученых), писавших о Кубачи, живших и живущих сегодня вдали от Дагестана. Чтобы написать о Кубачи, они исколесили немало дорог, терпеливо переносили бездорожья, и потом тщательно готовили к изданию свои работы о легендарном селе Кубачи. А в Кубачи до сих пор нет памятника им. И речь идет не о людях, которые случайно воспоминали истории своего пребывания в селе, а о книгах, красочных альбомах, посвященных Кубачи, его истории, культуре, искусству и языку.

В числе таких имен мы отметили и Дмитрия Антоновича Чиркова (1929-2003), одного из замечательных исследователей традиционных художественных промыслов и ремесел Кавказа, Дагестана, Кубачи в особенности. В своих публикациях на темы о художественном ремесле Дагестана я не раз обращался к его публикациям о медночеканном ремесле. И всегда было приятно осознавать, что он сохранил для нашей науки немало этнографического материала об этих промыслах. Много писал Д.А.Чирков о Кубачи. Он долгое время работал научным сотрудником НИИ художественной промышленности Министерства местной промышленности РСФСР (было такое министерство в  советское время), почти ежегодно приезжал в республику и обязательно в Кубачи, знал многих людей, мастеров из разных центров народных промыслов. Все они потом становились его кунаками.

Подбирая известные имена для стенда, собирая материал об их заслугах перед кубачинцами, я с грустью определил для себя, что в наш век интернета, имя Дмитрия Антоновича Чиркова мало представлено на его сайтах. Потом был несказанно рад, когда нашел в газете-журнале «Мир и Личность» (№3 от 30.04.2015) прочитав о нем статью Людмилы Кузнецовой. Меня впечатлил и его живописный рисунок «Облако в Кубачах» (1974). До этого я не знал, что Д.А.Чирков унаследовал и талант своего отца – художника- живописца.

В начале, знакомясь с теплой статьей о нем Л. Кузнецовой я даже не обратил внимание на подпись к картине «Облако в Кубачах». Как кубачинец (я родом оттуда) могу сказать, что это не «облако», а «туман», который так часто злит кубачинцев. Бывает так, туристы, гости приезжают увидеть красоты природного и архитектурного пейзажей Кубачи, но их «встречает» туман, заполняющий все улочки и теснины, и даже огромные ущелья. И… ничего не видно, порою в нескольких метрах.  Как говорят, «ни зги» не видно. В пору моего детства тумана бывало «много». Тогда была целая проблема, вечерами искать потерявшуюся, или заблудшуюся скотину.  Так и сквозь туман бывали слышны крики «кто видел скотину с отметиной на лбу» и др. Кто-то отзывался, и скотина находилась. Сейчас в селе скота стало меньше и таких проблем уже нет. Да и замечаю, что туманных дней тоже становится меньше.  Меняется климат, не случайно экологи говорят об этом.

И еще в связи с туманом, воспоминанием, навеянным картиной Дмитрия Антоновича. Есть фольклорное ироническое предание, что кубачинцы в историческом прошлом за туман заплатили («купили» его) красного то ли быка, то ли корову (т.е. заплатили большую цену). По поверьям, такой масти крупный скот считался самым желаемым при жертвоприношениях. Ироническая подоплека тут налицо. Я не исключаю, что Д.А. Чиркову в свое время не раз рассказывали эту притчу. И он сразу вспоминал ее, когда, оказываясь в селении, его часто встречал «кубачинский туман» (в моей памяти, это выражение здесь было нарицательным). Потому тема тумана всегда была «актуальна» для моих земляков.  Возможно Д.А.Чиркову рассказывали и о том, что туман спасал Кубачи и его жителей от многих вражеских набегов грабителей, газиев, борцов за ислам. Возможно поэтому кубачинцы и позже, чем их соседи (жители других сел) приняли ислам. Понятно, что при такой погоде мечтать о победе мог только   неразумный военачальник. И еще о тумане. В кубачинском фольклоре есть и много детских приговорок о тумане, призывающем туман уйти из ущелий. Хотя туман защищал от набегов, но он не нужен был его жителям во время сенокоса и др. сельхозработ, свадеб и поисках заблудшего скота. Исследователи пишут, что в прошлом такие приговорки были типичны для обрядов взрослых.

Думается, что в Кубачи Д.А.Чирков мог найти немало тем, как о мастерстве, его архитектурном пейзаже, природных красотах и т.д., но он не случайно выбрал тему «облаков» (тумана). Это было из области его художественных восприятий окружающего мира Кубачи, как художника.

Д.А.Чиркову в Кубачи с самого начала командировок сюда сильно повезло.

Его радушно принимал известный мастер, лауреат Госпремии РСФСР им. И.Е.Репина, народный художник России Расул Алиханович Алиханов (1922-2000). Расул был не только  народным мастером, потомственным ювелиром-виртуозом, но и был замечательным исследователем, краеведом, собирателем исторических материалов об искусстве Кубачи, автором ряда статей о народном искусстве, соавтором красочного альбома «Искусство Кубачи» (Л., 1976), подготовленного известным искусствоведом, завотделом Востока Госэрмитажа А.А.Ивановым. В эту книгу включен и большой материал Расула Алиханова «Кубачинские очерки: Записки мастера», собранный им у земляков-мастеров.

Расул Алиханов был прекрасным рассказчиком. Любимые его темы: история Кубачи, мастерство его жителей. Можно представить, с каким удовольствием Д.А.Чирков, будучи в гостях, слушал рассказы Расула о былом мастерстве кубачинцев, об истории села, о поездках кубачинцев за границу. Расул Алиханов активно делился своими творческими мыслями с Д.А.Чирковым. И Д.А.Чирков, как опытный искусствовед, подсказывал ему. Могу предположить, что художественное образование народного мастера профессионального типа тогда приходило к молодому Расулу именно через Д.А.Чиркова.  Расул часто встречался с Д.А. Чирковым и в Москве, в стенах НИИХП. 

Расул был большим юмористом, прекрасным рассказчиком и очень остроумным человеком. Так, если об одном и том же юморном случае его просили рассказать на свадьбе, застолье, то каждый раз так обыгрывал эти известные случаи, что опять его земляки хватались за животы. Из этой серии и то, что Д.А.Чиркова в селе многие знали, как «урбишла хюл» («урбечный гость»). Дело в том, что во время пребывания  Д.А.Чиркова в Кубачи, его жена, гостеприимная Манаба, угощала гостя льняным маслом (ее привозят на базар из соседних сел для продажи кубачинцам) разбавленным с топленным маслом. Гостю угощение очень понравилось. Но ему было невдомек, что вкус маслу придает именно смесь с топленым маслом. И потом, увидев на базаре женщину, торгующую «урбечем», Д.А.Чирков купил у нее баночку для Москвы и стал пробовать попавшейся под руку «столовой» ложкой. Он не знал, что это масло очень вяжущее, и ее много есть нельзя. Иначе перехватывает дыхание.  Поэтому Д.А.Чирков был удивлен разницей того, что ел у Манабы, и что попробовал он. Расул в шутку потом стал обыгрывать этот случай, и всем стала понятна незадача московского гостя. Сам он тоже, наверное, смеялся над этим случаем. Так он познал «цену урбеча».   

До последнего с Д.А.Чирковым дружил А.М.Абдурахманов (1908-1989), кубачинский мастер, лауреат Госпремии РСФСР им. И.Е.Репина, заслуженный художник России. Абдулла Магомедович долгое время работал начальником отдела художественных промыслов Минместпрома ДАССР и по долгу службы принимал гостя из НИИХП, ездил с ним на предприятия НХП. Они подружились, и А.М. Абдурахманов был одним из первых его друзей, которым дарил свои книги.

Д.А.Чирков был спокойным, рассудительным человеком. Я с ним виделся раз, и мне кажется, что я именно таким его запомнил. Добрая ему память!

Амирбек Джалилович Магомедов (Жалилхъалла),

доктор исторических наук,

заслуженный деятель науки РД,

лауреат Госпремии ДАССР им. Г.Цадасы.

Амирбек Магомедов
Амирбек Магомедов

Амирбек Джалилович Магомедов (Жалилхъалла) – доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РД, лауреат Госпремии ДАССР им. Г.Цадасы.

Родился в с. Кубачи в 1949 г. Потомственный ювелир. Учился мастерству у своего отца и в местной средней школе. После окончания школы поступил на исторический факультет Даггосуниверситета, а затем в аспирантуру Дагестанского филиала АН СССР. 

Защитил кандидатскую (1978), докторскую (1999) диссертации. Работает с 1975 г. в Институте языка, литературы и искусства Дагестанского федерального научного центра РАН, с 1994 г. завотделом истории искусств, с 2005 по 2014 гг. замдиректора указанного института. С 1985 по 1994 годы работал в Махачкалинском филиале НИИХП Минместпрома РСФСР.

Занимается изучением истории и современных проблем народной художественной культуры. Издал ряд монографий («Традиционное художественное ремесло Дагестана Х1Х-начала ХХ в.», «Художественные промыслы Дагестана в ХХ в.», «Город мастеров» и др.).

С 2010 г. совместно с Н.И. Саидовым-Аккутта начал изучать кубачинский язык. В 2017 г. в издательстве «Наука» в Москве издал «Кубачинско-русский словарь».