Высоким слогом (II часть) 


Роза

Ты улыбнулась мне улыбкой светлой рая…

Мой сад блестит в росистых жемчугах,

И на тебе, жемчужиной сверкая,

Одна слеза дрожит на лепестках.

 

То плакал эльф о том, что вянут розы,

Что краток миг цветущей красоты…

Но ты цветёшь, - и тихо зреют грёзы

В твоей душе… О чём мечтаешь ты?

 

Ты вся любовь, - пусть люди ненавидят! –

Как сердце гения, ты вся одна краса, -

А там, где смертные лишь бренный воздух видят –

Там гений видит небеса!.. 

Ханс Кристиан Андерсен (1805-1875)

Дания

Перевод - П. Гнедича

Романс

Я кольца, и брошки, и радость твою

Из песен и лунных лучей откую.

Для нас я воздвигну волшебный покой

Из зелени леса и сини морской.

 

Я дом уберу, приготовлю еду,

А ты над рекою в прекрасном саду

Постелешь постель и ногою босой

Коснёшься травинок, умытых росой.

 

И будет нам петь голубая вода,

Как, может, не пела ещё никогда…

И станет нам наша обитель родней

Зовущих уйти придорожных огней.

Роберт Луис Стивенсон (1850-1894)

Англия

Перевод - А. Сендыка

* * *

Я непорочен был и мил,

Когда тебя любил.

Дивились все за сотню миль

На мой любовный пыл.

 

Теперь, когда любовный чад

Прошёл и отдымил,

На сотню миль вокруг кричат:

«Он стал таким, как был».

Альфред Эдвард Хаусман (1859-1936)

Англия

Перевод - Б. Слуцкого

Воспоминание

Когда однажды, вдруг, он стал белее мела

И голос дрогнувший на полуслове стих,

Когда в его глазах такая страсть горела,

Что опалил меня огонь, пылавший в них.

 

Когда его черты, омытые сияньем,

Бессмертным, как любовь моя,

Мне в душу врезались живым воспоминаньем, -

Любил не он, а – я!

Марселина Деборт-Вальмор (1786-1859)

Франция

Перевод - И. Шафаренко

По буковке

Я бы плакал, да только не знаю о чём,

я бы думал, да только не знаю о ком.

Я по буковке песнь собираю,

этой песнью себя опьяняю.

Всё по буковке… буковке…

Дальше…

 

Стольких букв даже в азбуке нет,

сколько лжи, и предательств, и фальши

подарил мне с тобою рассвет…

Между нами всё ясно и просто:

и любовь, и разлука, и вёрсты,

словно камня летящего след.

Мирослав Валек (XX век)

Словакия

Перевод - Б. Окуджавы

Warum

Нет больше слов. Ни одного…

А было их – не сосчитать.

Откуда ж радость? Отчего

Так страшно за неё опять?

 

Опять, как много дней назад,

Трепещет сердце ночь и день,

И слёзы блещут и кипят,

Как наша польская сирень!

 

И нежность вновь. И моря шум.

И молчаливый лунный свет.

На шумановское «Warum

«Люблю…» - чуть слышный твой ответ.

Владислав Броневский (1897-1962)

Польша

Перевод - А. Ахматовой

Лирический разговор

- Скажи, как меня ты любишь?

- Скажу сейчас…

- Ну?

- Люблю я тебя и на солнце. И при свечах.

Люблю, когда берет наденешь или шляпу. Или платок.

Люблю тебя и в концерте. И на перекрёстке дорог.

В сирени. В малиннике. В клёнах. В берёзовой чаще.

Люблю тебя спящей. Люблю работящей.

И когда ты яйцо разбиваешь так мило.

И даже когда ты ложечку уронила.

В такси. В лимузине. Вблизи. В дальней дали.

Люблю тебя и в конце улицы. И в начале.

И когда ты на карусели. И когда ты идёшь пешком.

И когда ты расчёсываешь волосы гребешком.

В море. В горах. В калошах. Босую.

Нынче. Вчера и завтра. И днём и ночью люблю я.

И когда ласточки прилетают весной.

- А летом как меня любишь?

- Как летний зной!

- А осенью, когда капризы, и всякие штучки, и тучки на горизонте?

- Люблю даже когда ты теряешь зонтик!

- А зимой, когда снег серебрист на оконной раме?

- О! Зимой я люблю тебя, как весёлое пламя.

Быть у сердца люблю твоего. Близко. Рядом.

А за окнами – снег. И вороны под снегопадом.

Константы Ильдефонс Гальчинский (1905-1953)

Польша

Перевод - Л. Мартынова

После стольких лет

И, понимаешь, после стольких лет

Мы у знакомых встретились случайно, -

Как поступают в случае таком?

И был твоих очей так робок свет,

Как будто в нас заговорила тайна,

Что целый век спала на дне морском!

 

И я гляжу в твои глаза, растроган,

А в них блеснула тайная слеза…

Боль или нежность мы несём подругам?

Мне хочется спросить тебя о многом,

Но мы молчим, а говорят глаза,

Мы счастливы наедине друг с другом.

 

Я никогда не уверял: люблю.

Ты о любви мне тоже не шептала,

Вот так я и не стал твоей судьбой!

Я поздних сожалений не терплю,

И всё же мне подумалось устало,

Что в жизни разминулись мы с тобой.

 

И никогда не обнимал тебя я.

Хотя об этом я с тоской подчас

Мечтал… Быть может, мы друг друга спросим,

Что делать? Белых паутинок стая

Вплетётся в кудри… Не щадило нас

Земное время. На пороге осень.

Я славлю потаенную слезу,

Что светится в твоём пугливом взоре:

Так говорит безмолвная душа.

 

Нас вихрь сгибал, как тонкую лозу,

И сединой нас увенчало горе,

Но жизнь невыразимо хороша.

Позволь же выпить за твоё здоровье,

Ну, и прощай, мой ангел золотой,

В чьём сердце к жизни пробудилась тайна!

Любовь молчит. Не терпит суесловья.

Прощай… Что, если с прежней теплотой

Ещё хоть раз мы встретимся – случайно?!

Павол Горов (1914-1975)

Словакия

Перевод - А. Голембы

* * *

Граммофон заведите старинный

И старинные вальсы послушайте!

Дождик, дождик

Льётся

На цветы, на стихи, на бронзу.

На листву, на деревья, на губы

Дождик,

Дождик

Льётся

Предзнаменованием разлуки.

Всласть ли любили вы, те, кто

Этих стихов моложе?

Лето пришло

И прошло…

Вдоволь ли вы налюбились?

Граммофон заведите старинный,

И старинные вальсы послушайте,

И тихонько вместе с дождём

Старомодно

Поплачьте, поплачьте!..

Изет Сарайлич (XX век)

Босния и Герцеговина

Перевод - И. Инова

* * *

Супруг надменных коз, лоснящихся от жиру,

Встал на дыбы и, лоб склоня, грозит сатиру.

Сатир, поняв его недружелюбный вид,

Сильнее уперся разрезами копыт, -

И вот навстречу лбу несётся лоб наклонный,

Удар, - и грянул лес, и дрогнул воздух сонный.

Андре Шенье (1762-1794)

Франция

Перевод - А. Фета

Всё тихо, опустел бокал...

Все тихо, опустел бокал

Пред догорающей свечой.

Я всё по комнате шагал

И всё хотел найти покой.

 

Волненье крови не унять.

Что ж я рыдать готов навзрыд.

А образ твой встаёт опять

И вновь со мною говорит.

 

Корабль у пристани стоял,

И ты на палубе. – Скорей!

Я Лорелею увидал

В сиянье золотых кудрей.

 

Летит вуаль на ветерке,

Я видел ножки узкий след

И в знак прощания – в руке

Тихонько дрогнувший лорнет.

 

И, молча, шляпу приподняв,

Я жду… Прощай! По лону вод

Уже корабль летит стремглав,

И в небесах закат встаёт.

 

Прощай же, опустел бокал

Пред догорающей свечой.

Я всё по комнатам шагал

И всё хотел найти покой.

Герман Фердинанд Фрейлиграт (1810-1876)

Германия

Перевод - Т. Селвман

Двадцать один мне было

Двадцать один мне было.

Я слушал совет мудреца:

«Отдайте гинеи и фунты,

Но не отдавайте сердца.

Отдайте рубины и перлы,

А души нельзя отдавать».

Но двадцать один мне было.

Нет смысла со мной толковать.

 

Двадцать один мне было,

Когда я внимал ему,

Что безнаказанно сердце

Нельзя раздавать никому,

Что буду вздыхать и немало

О том, что с сердцем свершил.

Мне двадцать два миновало,

«Увы, он прав!» - я решил.

Альфред Эдвард Хаусман (1859-1936)

Англия

Перевод - Б. Слуцкого

Посвящается мадемуазель де ***

Да, женщины, тут нет ошибки;

Дана вам роковая власть:

Довольно нам одной улыбки,

Чтоб вознестись или упасть.

 

Слова, молчанье, вздох случайный,

Насмешливый иль скучный взгляд, -

И в сердце любящего тайно

Смертельный проникает яд.

 

Да, ваша гордость неуёмна;

У нас душа слаба, кротка,

И так же ваша власть огромна,

Как верность ваша коротка.

 

Но гибнет в мире власть любая,

Когда её несносен гнёт;

Кто любит и молчит, страдая,

В слезах от вас навек уйдёт.

 

Пусть горше не пил он напитка,

Пусть он истает, как свеча,

Но мне милее наша пытка,

Чем ваше дело палача.

Альфред де Мюссе (1810-1857)

Франция

Перевод - Э. Линецкой

* * *

Лишь к одной - единой

Я душой тянулся,

Да и ту покинул

И не оглянулся.

 

Милую когда-то

Вспоминаю снова

Был я недостоин

Сердца золотого.

 

А ко мне на свете

Многие тянулись,

И ушли навеки,

И не оглянулись.

 

Милые когда-то,

Вы теперь далёко!

Ивой придорожной

Никну одиноко.

 

Милые когда-то,

Нынче вас люблю я,

Всем привет сердечный

Издалёка шлю я!

 

Лишь одной – единой

Не скажу ни слова:

Мой привет не стоит

Сердца золотого.

Иван Краско (1876-1958)

Словакия

За вином

Взглядом дал ты красоту мне,

Как свою её взяла я,

Проглотила, как звезду.

 

И придуманным твореньем

Стала я в глазах любимых.

Я танцую и порхаю,

Сразу крылья обретя.

 

Стол, как стол, вино – такое ж,

Рюмкою осталась рюмка

На столе на настоящем.

Я же выдумана милым

Вся, до самой сердцевины,

Так что мне самой смешно.

 

С ним болтаю как попало

О влюблённых муравьишках

Под созвездием гвоздики

И клянусь, что белой розе

Петь приходится порой.

 

И смеюсь, склоняя шею,

Так, как будто совершила

Я открытье, и танцую,

Вся светясь в обличье дивном,

В ослепительной мечте.

 

Ева – из ребра, Киприда –

Из морской солёной пены,

И премудрая Минерва –

Из главы отца богов –

были все меня реальней.

 

Но когда ты взор отводишь,

Отраженье на стене я

Вновь ищу и вижу только

Гвоздь, где тот висел портрет.

Вислава Шимборская (XX век)

Польша

Перевод - А. Ахматовой

Прощальное

моей жене, апрель 1942 г.

К тебе, как гость, нежданный и далёкий,

Я иногда во сне являться буду.

Не оставляй меня ты на дороге –

Дверей не запирай ни на минуту!

 

Войду чуть слышно, в темноту ночную

Взгляд устремлю, чтобы тебя увидеть.

Присяду кротко, нежно поцелую

И, наглядевшись, незаметно выйду.

Никола Вапцаров (1909-1942)

Болгария

Перевод - Н. Глазкова

* * *

Я был ещё дитя; она уже прекрасна…

Как часто, помню я, своей улыбкой ясной

Она меня звала! Играя с ней, резвясь,

Младенческой рукой запутывал не раз

Я локоны её. Персты мои скользили

По груди, по челу, меж пышных роз и лилий…

Но чаще посреди поклонников своих

Надменная меня ласкала и, на них

Лукаво-нежный взор подняв как бы случайно,

Дарила поцелуй с насмешливостью тайной

Устами алыми младенческим устам;

Завидуя в тиши божественным дарам,

Шептали юноши, сгорая в неге страстной:

«О, сколько милых ласк потеряно напрасно!»

Андре Шенье (1762-1794)

Франция

Перевод - А. Майкова

* * *

Ты вянешь и молчишь; печаль тебя снедает,

На девственных устах улыбка замирает.

Давно твоей иглой узоры и цветы

Не оживляются. Безмолвно любишь ты

Грустить. О, я знаток в девической печали;

Давно глаза мои в душе твоей читали.

Любви не утаишь: «мы любим, и как нас,

Девицы нежные, любовь волнует вас.

Счастливы юноши! Но кто, скажи, меж ими

Красавец молодой с очами голубыми,

С кудрями чёрными? Краснеешь? Я молчу,

Но знаю, знаю всё; и если захочу,

То назову его. Не он ли вечно бродит

Вкруг дома твоего и взор к окну возводит?

Ты втайне ждёшь его. Идёт, и ты бежишь,

И долго вслед за ним незримая глядишь.

Никто на празднике блистательного мая,

Меж колесницами роскошными летая,

Никто из юношей свободнее и смелей

Не властвует конём по прихоти своей.

Андре Шенье (1762-1794)

Франция

Перевод - А. Пушкина

Фото - Галины Бусаровой