Высоким слогом. Что есть поэзия и кто такой поэт?


Жажда

Стихи. Они мои. Мои они.

Но ты не верь, что это просто строки.

В них ночи перемешаны и дни,

В них атом жив, в них бродит луг жестокий,

который призван создавать миры

Придуманные.

Это не куплеты,

Не жалкое подобие игры…

А были ли когда-нибудь поэты,

Которых осмеяли за любовь?

Которых презирали, били в кровь?

Не знаю. И зачем мне знать про это?

Ладонями прикрою я глаза

Я помолчу один…

Нет, с теми вместе,

Что шли со мной в бои любви и чести…

Я вечные их слышу голоса.

Стихи. Мои стихи. Мои они.

За них идти готов хоть на галеры –

Всё потому, что в них – и тьма, и дни,

Покой и боль моей земной карьеры.

Я жизнью надышался не сполна.

Хочу стихи придумывать, в которых

Прольётся дождь, крылом взмахнёт весна

И явственней проступит тишина

Сквозь прорастающий пшеницы шорох.

Божидар Божилов, Болгария

Перевод Б.Окуджавы

Странное происшествие на углу

Нововейской улицы

По случаю воскресенья

Шло их десятка четыре.

Один вздохнул внезапно.

Другие на месте застыли.

 

Их восхитило что-то.

Луна осветила небо

И в небо уставились, точно

Сорока уставилась в ребус.

 

Луна – ведь их стихия,

Восходы, заходы, всё это.

Поэты, они такие.

Эх, поэты, поэты.

Константы Гальчинский, Польша

Перевод Б.Слуцкого

Долг писателя

Вдумчиво вчитайтесь в слово это.

В нём загадок отвлечённых нет.

Мир и счастье строит стих поэта,

Если долг свой осознал поэт.

 

Если он, великой цели ради,

Сможет с пьедестала ложь столкнуть

И, в лицо бесстрашно правде глядя,

 Озарит к победе трудный путь.

 

Он поэт! Он силой слова может

Заговор банкротов обличить -

Тех, кто сеет хаос, мир тревожит,

Чтоб в капкан народы залучить!

 

Это он – писатель – ныне призван

Труд воспеть, который мы ведём,

Всех подняв на стройку новой жизни

Жарким поэтическим огнём!

 

Это он – поэт, певец свободы,

Должен стать глашатаем страны,

Возвестить решение народа

Драться против смерти и войны!

Да! Молчанье было бы изменой!

Хочешь мира – бойню заклейми!

В этом – долг твой, высший и священный,

Перед всеми честными людьми.

Эрих Вайнерт, Германия

Перевод Л.Гинзбурга

Словом в кровь

Ваши слова – как салонные моськи,

А мои – как взъярённые псы!

Бурлески и арабески бросьте,

Бейте словами, полными злости,

Оставьте все ухищрения ваши –

Бейте словами в лбы!

В эти сонеты и тирлитриолеты

В клочья порвите

Вы!

Пускай поэзию возненавидят

Хилые, нежные

Дамы приличные.

Словом в кровь – как железным лезвием!

Слова мои, острые и золотые,

Слова могучие, хищные, зычные –

Как львы, как львы!

Юлиан Тувин, Польша

Перевод Д.Самойлова

APS POETICA

Мне трепет сердца сокровенный

Велит: «Лови! Теряй покой!

Поторопись – ведь я мгновенный,

Прозрачный, зыбкий, никакой!»

 

И тайное ловя смятенье

Не для пустых и броских строк,

Я воплотить хочу мгновенье

В чеканный слог на вечный срок.

 

И полагаю, в том заслуга,

Когда – обретший лад и рост –

Стих ясен, словно очи друга,

И, как рукопожатье, прост.

Леопольд Стафф, Польша

Перевод А.Эппеля

Словно притча

Я жизнь свою сочту удачей,

Когда народный ум ходячий

Хоть пару строк возьмёт моих.

 

Чтоб люди к месту поминали,

Чтоб словно притчу понимали

И при себе носили их.

 

Реченье крепче самосуда,

И людям дела нет, откуда

Оно в их речь вошло, как чудо, -

Откуда! Разве в этом суть?

Михай Ваци, Венгрия

Перевод Д.Сухарева

Навстречу

Остывает стих. Поэт ко сну отходит,

Становясь мудрей.

Он устал. Не тронь его – не надо шума

У его дверей.

 

Завтра сам он рано встанет по тревоге:

«В наш последний бой!

И стихи, не сбившиеся с ритма, он подымет

Боевой трубой.

 

А покуда будет он стоять колонной,

Думать и грустить.

Чтобы пеплом всех развалин убелённым

В новый мир вступить.

Антал Гидаш, Венгрия

Перевод Д.Самойлова

* * *

На плечах – полсотни годов.

В голове – полтыщи  стихов.

Нарастает горечь во мне…

Не до шуток, не до пустяков.

 

С этой горечью, с этой старостью,

С этой бренностью и усталостью,

Словно крыша в день буревой,

Смерть трещит над моей головой.

 

На дворе весны новоселье

Соком жизненным орошено.

Мне бодливое это веселье

Ни к чему,

Только мучит оно.

 

Вслед легенде, я повторяю:

«Для чего ты оставил меня?»

И кричу я, в огне полыхая,

Что во мне уже мало огня.

Антал Гидаш, Венгрия

Перевод Б.Слуцкого

Последний боец (отрывок)

Когда я плачу – каплет мира кровь,

Когда бранюсь – трепещет трон любой,

Когда смеюсь я – радуется бог

И зимы вдруг сменяются весной.

Антила Йожеф, Венгрия

Перевод Л.Мартынова

Ars poetica (отрывок)

Поэты? Что мне все поэты?

Их пачкотню я не люблю,

Где вымышленные предметы

Они рисуют во хмелю. 

Антила Йожеф, Венгрия

Перевод Д.Самойлова

Вводные строки к одной книге

Если б я родился музыкантом

Я бы стремился

Перебороть шумы мира

С помощью стройных звуков.

 

Если бы я родился архитектором

Я бы строил людям

Не квартиры, а домашние очаги.

Я одарил бы их

Светом, цветом и тишиной.

 

Но поскольку я поэт

Я хотел бы так же чётко и ясно

Говорить на языке слов

Как математики

Говорят на языке чисел.

Лайош Кашшак, Венгрия

Перевод Ю.Гусева

Неизвестному поэту

Возводишь ты алтарь, что был в твоих мечтах.

Не призрачен ли он? Не разлетится ль в прах?

В тот миг, как тормошишь ты души, словом стал,

Навеки клятвой той судьбу связал.

 

Велишь ты звёздам петь, людей возносишь

ввысь,

Тщеславье позабудь и дара не страшись.

Нельзя шутить с огнём, коль стал писать стихи:

Пусть много в книге слов – не меньше шелухи.

Им красок новизну и свежесть подари,

По-новому они заблещут изнутри.

 

Проклятье над тобой век будет нависать.

Пока строитель ты, всё волен выбирать.

Но чтоб алтарь стоял у бездны на краю,

В фундамент заложи свой дух и жизнь свою.

Тудор Аргези, Румыния

Перевод А.Ахматовой

Потерянные листья

Уж полстолетья ты тревожишь неустанно

Чернила и слова, перо томишь в руках,

И всё ж, как и тогда, победы нет желанной:

Они всегда с тобой – сомнение и страх.

 

И для тебя опять как тягостная мука

Страница белая и вид строки твоей,

И первого в душе опять боишься звука,

И буквы для тебя опять всего страшней.

 

Когда же вновь листки исписаны тобою,

Они уже летят поверх озерных вод,

Летят из сада прочь, как листья под грозою,

Так что и персик сам им проглядел уход.

 

И в каждом слове ты вновь чуешь содроганье,

Сомненье горькое чернит твои мечты,

Живёшь ты, как во сне, в своих воспоминаньях.

Кто диктовал тебе – уже не знаешь ты.

Тудор Аргези, Румыния

Перевод А.Ахматовой

Глоссы

Идеальное из реального.

Прекрасное? Напрасно в вышину

За ним лететь, как за мечтою вздорной.

У лилии учись: из тины чёрной

Она свою взрастила белизну.

Хорошее или прекрасное?

Не утешайся тем, что ты хорош,

К прекрасному стремись со всею силой,

Как бабочка из куколки бескрылой,

Расти. Ты мал, покуда не растёшь!

Стих.

В поэзии не достигаешь дна,

Конец поэмы сходен с водопадом:

Хотя волну и не догонишь взглядом,

Там где-то в глубине поёт она.

Поэт.

Ступай, обгоняя свой век, и в пути

Пророческим факелом ярко свети.

Нас тысячи раз бы мираж одолел,

Когда б впереди твой огонь не горел.

К желанным пределам ведёт нас сквозь мрак

Тот пламенный факел, твой яркий маяк.

Дух времени.

Людей просветлённая сила стремится в простор без предела –

Вот времени дух молодой. Ищи же великого дела!

Заржавленный якорь подняв, доверься ты смело пучине.

Колумб, этот подвиг свершить тебе предназначено ныне!

Александру Тома, Румыния

Перевод Д.Самойлова

Что есть поэт

Так что такое есть поэт?

Скорбит он где-то рядом с нами?

Дрожит и плачет? Вовсе нет

Он только сердце ранит снами.

Когда трагическая явь

Мешая грозно дни и ночи

Гордиев узел завязав

Над головой его грохочет,

И беззащитный и больной

Готовый рухнуть на колени

Он спотыкается порой

О рифм незримые каменья

И шелестит в напрасном рвенье

Пустых метафор мишурой.

Павол Горов, Словакия

Перевод В.Каменской

Я и стихи

Думают, стихосложенье –

Как солдатское «ать-два»,

Маршируют отделенья,

Строятся в ряды слова.

На стихи давно я плюнул,

Но не в силах перестать:

Чёрт какой-то мне подсунул

Надоевшую тетрадь.

И у чёрта план роскошный,

Чтоб такое я загнул,

Чтобы небу стало тошно

И чтоб лопнул Вельзевул.

Владислав Броневский, Польша

Перевод Б.Пастернака

* * *

Стихи всё короче,

Всё меньше дней впереди…

Мой ветер юный, дни и ночи

Чуди!

Я вспыхну мгновенной искрой,

Если нужен кому этот дар.

Вей, мой ветер, шалый и быстрый,

Несущий пожар.

Стихи не угаснут вовеки,

Сколько б ни кануло дней,

Но ты, но ты, мой ветер,

Вей!

Владислав Броневский, Польша

Перевод М.Живова

О шуме

Если б стихов я писать не умел,

Может быть, лес ещё краше шумел,

Может быть, этот горный ручей

Вдруг озарил меня блеском речей,

Тайны раскрыл бы сердечные,

Светлые, мрачные, вечные.

Но мне не слышен голос ничей –

Сам я журчу, как ручей.

Владислав Броневский, Польша

Перевод Б.Слуцкого

* * * 

Бумага белая лучше,

Стихотворения скверного,

Плохого стиха ничто не улучшит,

И дело первое:

Не пиши без уменья, не трать силы попусту;

а во-вторых – не пиши, если нет повода,

И не волнуешься, и несёт тебя попросту

Всяческих пустяков вода;

Брошен в неё ты – и выплывай.

Длиннее писать у меня нет повода,

Бывай!

Владислав Броневский, Польша

Перевод Л.Мартынова

* * *

Может, кто-то от собственных книг и хотел бы сбежать поскорей,

Сесть в кафане и живописать бытия океан бесноватый…

Ну а что до меня – всё, что с песней случилось моей,

То стряслось и со мною. Однажды. Когда-то.

Я себя лишь пишу. Разделяю судьбу моих книг.

Если горло свело – и у песни сжимается горло.

Отшатнулись друзья. Угодили в ловушку интриг –

И стихи мои, вроде меня, одиноко блуждаю по городу…

Изет Сараймлг, Босния

Перевод И.Инова

Молитва о слове обыкновенном, но ещё не найденном

Это молит тебя мой тело:

Найди слово простое, как дерево или поленья.

Как шершавые ладони, знающие своё дело.

Целомудренное, пригодное для любого моленья.

О таком слове молит тебя моё тело.

 

Это молит тебя моё тело:

Найди слово, чтоб если громко крикнуть такое,

Слово бы это долго в крови гудело,

В крови, которая не ведает о покое.

О таком слове молит тебя моё тело.

 

Отыщи такое настоящее слово,

Как вода родниковая, очищающая от скверны,

И как ветер, от которого вечером, когда всё лилово,

У нас в глазах пробуждаются дикие серны.

Отыщи такое слово.

 

Найди слово для грусти и удивленья,

И тогда этот храм, изукрашенный древней резьбою,

Храм этот замкнутый от самого сотворенья,

Найди слово для грусти и удивленья.

Ацо Шопов, Македония

Перевод Ю.Левитанского

Суть

Мрачны отношенья поэтов с веками,

Секира забвенья висит над стихами.

Хотя удалось, как известно, Гомеру

В живых задержаться на целую эру.

 

Сгорают созвучья в пожарах забвенья,

И если останется вздох откровенья,

Он станет игрой непонятных словес

Для детства, где вечен к стихам интерес.

 

Но я бы хотел, чтоб осталась Елена

Такой же прекрасной, как слово велело

(Пусть даже она наставляла рога).

 

Чтоб древним волненьем была дорога

Потомкам, любить заставляя друг друга, -

Иначе бессмысленна жизни округа.

Михай Бенюк, Румыния

Перевод Ю.Мориц

Когда твои стихи

Когда твои стихи, превозмогая боль,

Наколют на груди и на руках матросы,

Как женские тела, сердца или цветы,

И люди станут только удивляться,

Узнав, что кто-то их когда-то написал,

И понесутся песни друг за другом,

Как осенью летят по ветру семена,

Не вспоминая об отцовском древе

И обретая собственные корни

В глубоко взрытых человечьих душах,

На лицах и в глазах цветами расцветая,

Тогда ты можешь наконец уйти,

Затем что стал ты голосом, который

Звучит повсюду, пробуждая космос:

- Бог Пан живёт, живая жизнь живёт!

Михай Бенюк, Румыния

Перевод М.Алигер

Талисман (отрывок)

Дай вечеру подумать за тебя

Пускай раскинет гением луны

И выскажет тебе твои же мысли

Так станешь ты мудрей премудрой книги

Той, над которой голову ломал

Покуда не взбрело тебе на ум

Ей предпочесть всезнание садов

И опыт отдыхающего плуга

Так станешь ты счастливей игрока

Чей выигрыш богатство исфагани.

 

Исправленная кривда – это кривда усугублённая

Одной слезы не дам для плача о вчерашнем дне

Я точно знал, что Завтра – это Завтра

Пусть горше чем Вчера но это не Вчера

Подправленное наспех чьей-то кистью.

 

Все души скоро отуманит осень

А в этих строчках лето расцветёт

И потому радетельные пчёлы

Пекитесь о читателях моих

Даруйте им раскидистое древо

Пусть постоят под ним на холодке.

Витезлав Незвал, Чехия

Перевод Б.Ахмадулиной

Судьба, о судьбина!

Судьба, о судьбина,

Как всех я покину,

Мне в целой вселенной

Не будет замены.

Появятся вещи

Того-то, того-то,

Слова будут хлеще

И тоньше остроты.

Но суть не во вкусе,

Не в блеске работы.

Стихи мои – гуси

Порой перелёта.

Часть стихотворений

Погибнет в дороге,

А те, что смиренней,

Спасутся в итоге.

Витезлав Незвал, Чехия

Перевод Б.Пастернака

Стих

Дробясь, как луг на лезвии кинжала,

Двоится жизнь – то вверх летит, то вниз,

Дарует радость и вонзает жало,

Цветами осыпает обелиск.

 

Таков и стих. То аромат шалфея,

То слёзы, то свечение огня.

А истина? Ты сказочная фея,

Что вечно ускользает от меня.

Милан Руфус, Словакия

Перевод О.Малевича

Тишина накануне стиха

Сейчас в нём кто-то, как в окне, стоит,

Распахивает створки, тихий, строгий,

Берёт у неба высь и глубину – у недр…

В нём кто-то встал, предвосхищая строки

Так не переступайте же порог

С любовью, гневом, праздными словами!

Он не один… Он снова будет с вами,

Когда поймёт, что снова одинок.

Милан Руфус, Словакия

Перевод И.Инова

Слова

Слова - церковные ступени.

Не более, не менее.

Моя азартная игра, пожизненная лотерея!

Коварна глубь родной словацкой речи.

Расступится, - сомкнётся, и опять...

Слова - церковные ступени.

Не более, не менее.

Над ними в вышине - безмолвье,

На паперти которого сидит

Старуха - истина... Когда-нибудь, возможно,

Монетою слезы, оброненную в кружку,

Я вызвоню всё то, что не сказал.

 

Ах, слово, узелок под головой!

Я видел, как склоняются поэты

Над страшной бездной немоты,

Тщедушный мостик слов к величью перекинув

И заглушив рыданья опасений.

Милан Руфус, Словакия

Перевод Ф.Галасу

* * *

Когда людей признаешь в людях,

Стих будет на устах у всех,

И снова смоет половодье

Весенний лёд, осенний снег.

О, как убог - себе мы скажем -

Был век войны, заклятый век:

Когда поэт не нужен людям,

Чужд человеку человек.

Лацо Новомеский, Словакия

Перевод Б.Слуцкого

ARS POETICA

Из сердца должен вырваться твой стих! -

Так ты твердишь с упрёком постоянно,

И я стараюсь в меру сил моих

Сердец людских целить стихами раны.


Я всё стремлюсь к тому, чтобы была

Моя поэзия, как пред зарёю

Песни жаворонка, - радостна, светла

Над только что проснувшейся землёю,

Но если равнодушен человек

К тем, кто в работу вкладывает душу,

Хочу, чтобы его, как меч рассек

Мой стих, который на него обрушу.

Мирон Раду Параскивеску, Румыния

Перевод М.Талова

Фото - Галины Бусаровой