Великая Айседора


Айседора Дункан, автор - Лев Бакст
Айседора Дункан, автор - Лев Бакст

Необыкновенный стиль танцовщицы из Сан-Франциско Айседоры Дункан (1878-1927) не возник стихийно: у неё были предшественники.

Долгие годы Франсуа Дельсарт (1811-1871) занимался анализом выразительности положений тела и жестов, подобно тому, как музыкант анализирует выразительность звука и голоса.

К изучению ритмической закономерности движений с научной точки зрения подходил Эмиль Жак Далькроз (1865-1950). Этим исследованиям предшествовало целое столетие, когда развивающее искусство пантомимы и отдельно взятой позы искало для себя образцы в предметах живописи и скульптуры, считавшихся шедеврами. У истоков этого процесса стояли Сара Сиддонс и Эмма Гамильтон (в истории – леди Гамильтон). В многочисленных салонах XIX века этим же образцам начали подражать и некоторые эстетствующие великосветские дамы. Именно эти процессы явились причиной и основой возникновения стиля Айседоры Дункан.

 Как известно, до Дункан искусство танца не считалось чем-то важным и заслуживающим внимания и уважения. Только профессиональные танцоры решали для себя этот вопрос положительно, вопреки обществу того времени и общественному мнению. После многочисленных выступлений Дункан многое изменилось и, вероятно, в этом и есть главное значение её искусства. Именно ей удалось поднять танец до уровня высочайшего творчества и совершенно изменить то легкомысленное отношение к нему, которое господствовало в течение двух тысяч лет. В древности танец являлся священнодействием, одновременно являясь первенцем среди всех искусств.

Айседора Дункан заново открыла и продемонстрировала выразительный смысл человеческой походки, бега, естественного прыжка, движений туловища, головы, рук и ног. В основе её теории лежала идея, что все движения в танце естественны, они происходят от различных положений тела во время движения. Она считала, что все эти движения сами по себе могут быть художественно совершенными и волнующими. Они вовсе не нуждаются в искусном выворачивании ног и рук, она отрицала хождение на пуантах с симметрично закруглёнными в типичных балетных позициях руками. Движения, предписанные этикетом двора 16-18 веков танцовщица сознательно заменила простыми элементами в танце. Она утверждала, что все движения должны оцениваться с точки зрения чистоты исполнения и естественности, что слепое следование традициям не только вредно для танца, но и не имеет вообще смысла для его восприятия. Поэтому Айседора Дункан использовала сценическую площадку для всевозможных поз, даже исполненных идя и лёжа. И требовала видеть в этом высокую идею: она напоминала своим соотечественникам, что Америка является демократической страной, где каждый свободен и, в частности, может демонстрировать свой идеал красоты.

Сознательно танцовщица обратилась к древнему обычаю танцевать босиком. Её тело было обнажено частями исключительно для эмоциональной выразительности движений. Своим творчеством Айседора Дункан непосредственно выражала личные чувства, она подвергла сомнению давно установленные истины в танце.

Именно она сумела отстоять простоту и непосредственность в танце. Борясь за простые архитектурные формы, Айседора отказалась от живописных декораций. Драпировки и свет приобрели огромное значение, а нарядные костюмы выброшены. Её одеянием были простые туники и шарфы. На сцену вернулась простота, означающая отбор только самого необходимого. Критики отмечали, что «со времён королевы Елизаветы Первой зрители не видели такой простой оголённой сценической площадки». Зрелищу были возвращены символизм и сила воображения. Восторжествовало могущество, присущее античным и восточным театрам. В то же время необходимо периодически «просматривать» и «проверять» стилевые признаки любого искусства, безжалостно отказываясь от того, что стало безжизненным.

  Выступления Айседоры Дункан отличались также подбором музыки: музыка была непроста. Она выбирала для своих танцев исключительно величайшие произведения музыкального искусства. Вначале музыканты были шокированы, но постепенно она сумела убедить их в правдивости ведения этого синтеза. Она говорил им: «Только великая музыка может родить великий танец». В поисках сюжетов для своих танцев Айседора обращалась к классической греческой мифологии, игнорируя, например, стиль маскарадный.

Айседора Дункан, как многие считали, не возродила античный танец и не изобрела новый род танца. Часто её стиль называли греческим только потому, что она носила греческие туники, а в своих высказываниях всегда ссылалась на классические источники. В её танце не было ничего античного, она просто нашла соответствующую форму для выражения своих личных чувств, при этом не введя в танец никаких новых движений. И тем не менее, именно идеи Дункан оказали огромное влияние на всё развитие танцевального искусства XX столетия. Она изъездила всю Европу и её влияние на современников и последователей было неизмеримо.

«Айседора проповедовала свободу и счастье женщины во всех жизненных проявлениях», - писали о творчестве танцовщицы в газетах того времени. Она хотела, чтобы эти свобода и счастье не имели никаких ограничений бытовых или законных. Она возмущалась отношением к танцу, которое господствовало в конце 19-ого века.

В те времена было принято считать, что карьера в танцевальной области является уделом молодых людей низшего класса. Профессионально танцами занимаются девушки лёгкого поведения, а сами танцы – это возможность поупражняться или посоревноваться в акробатических трюках.

Айседора Дункан считала, что танцами можно заниматься любому человеку, независимо от его социального статуса. Именно благодаря Айседоре танцами профессионально начали заниматься порядочные и интеллигентные женщины.

В начале 20-ого столетия во всём мире начал пробуждаться интерес к улучшению положения женщины в обществе. Женщинам было предоставлено право голоса, работы в государственных учреждениях, велась борьба за получение юридического и медицинского образования. Проповедь Айседоры была созвучна требованиям времени, поэтому она имела грандиозный успех во всех слоях населения.

Она сумела изменить моду, которой женщины придерживались в повседневной жизни, говорила о воспитании детей, призывала не быть рабой своего мужа, иметь свои собственные деньги и т.д. Таким образом, она сумела повлиять на весь стиль жизни современной женщины. Айседора буквально воевала против корсетов, фальшивых волос, шляп с перьями, тяжёлых нижних юбок и многого другого в гардеробе представительниц прекрасного пола. Голос Айседоры звучал так громко и открыто, что ему внимали в разных странах. Она отстаивала право женщин по-настоящему заниматься спортом, укрепляя своё здоровье. Её заслуга состояла в создании нового имиджа женщины: бегущая в свитере женщина, почти обнажённая и загорелая на пляже девушка. Основные принципы гласили: будь здоровой, двигайся свободно, будь самодостаточной, одевайся соответственно.

При выступлениях именно женщины забрасывали Айседору цветами, рыдали и кидались к сцене, опережая поклонников-мужчин.

Как известно, Айседора Дункан выступала и в России. В Санкт-Петербурге молодой хореограф Мариинского театра Михаил Фокин пытался реформировать приёма Петипа. Всё его внимание было уделено раскрытию правдивой драматической сущности спектакля. Поэтому в идеях Айседоры он нашёл поддержку своим новаторским стремлениям: очиститься от ложного и достигнуть истинного. Он также изучал эпоху Возрождения: классическую живопись и скульптуру. Он мечтал развить форму современного танцевального искусства. По воспоминаниям многочисленных очевидцев выступлений Айседоры Дункан: «Мгновенный успех Айседоры в Петербурге сразу поднял на ноги весь авангард балетного мира». Михаил Фокин отправился в Париж во главе своей блестящей труппы и показал такие совершенные постановки, о которых заговорил весь балетный мир.  

Интерес к балету возник огромный, да и сам балет словно родился заново, а Фокин был признан великим хореографом.

Не стоит забывать о том, что неоспоримым фактом является непосредственное влияние на его творчество выступления и общение с известной американской танцовщицей. Только после Айседоры Дункан Михаил Фокин смог добиться подлинной драматической выразительности в своих постановках. И только после её появления он и Дягилев коренным образом изменили драматическую основу танцевального театра, именно благодаря ей они получили необходимый старт.

К сожалению, борясь против традиционной техники, искажающей, по мнению Айседоры, природу движения, она упустила из виду, что никакое искусство не может существовать без овладения техническим мастерством. Искажение простых движений играет роль предохранительной маски от чересчур обнажённой и распахнутой индивидуальности. Благодаря этой театральной условности сущность выражаемого воспринимается легче и оставляет у зрителя более длительное и возвышенное впечатление. Хореографы, знаменитые на весь мир, утверждают: «Только тогда, когда исполнитель использует свою технику исключительно как самоцель, подавляется эмоциональный элемент».

К сожалению, в идеях знаменитой танцовщицы также были слабые стороны. Айседора стремилась к совершенству, но её часто неверно понимали. В предложенном стиле было «легче, нежели в других, одурачивать и водить за нос». Многие думали, что главное, что требуется – это духовная подготовка без специальной техники, без самокритики и вообще без критики со стороны. Всякую критику можно и нужно отбросить как были отброшены великолепные декорации, изящные туфельки и изысканные костюмы. Это действо стали называть самозабвенным погружением в «танцевальную интерпретацию» шубертовских мелодий. Это увлечение было подхвачено тысячами женщин трёх материков и двух-трёх поколений.

Таким образом, Айседора Дункан не создала ни одного балетного спектакля, который выдержал бы испытание временем. Ни одной её постановки не сохранилось ни в одном репертуаре какой-либо балетной труппы, ничего не было внесено и в области балетной техники. Некоторые даже склонны считать этот стиль «более чем ложным направлением». Однако именно Айседора Дункан сумела найти и утвердить абсолютно новый подход к танцу, показать достоинство художника, его превосходство как мастера в создании новых произведений театрально-танцевального искусства. Айседора пробудила поистине творческое горение на сцене, предложила процесс переоценки ценностей. Великая танцовщица проповедовала возвращение к классической простоте, к языческому наслаждению жизнью.

После себя Айседора Дункан оставила целую плеяду последователей в Америке и Европе, среди которых были её приёмные дочери – Анна, Лиза, Марго, Эрика, Тереза, Ирма, проповедуя стремление человечества к свободе – духовной, социальной, экономической.     

Георгий Милованов