Возрождение традиций

русских церемониальных балов


После долгих лет забвения в России стали возрождаться русские бальные сезоны. Со всей строгостью церемониального этикета балы в нашей стране не устраивались с 1903 года. Само понятие «бал в русских традициях» берёт своё начало с петровских времён.

С 1718 года по Указу Петра Первого стали проводиться балы-ассамблеи. Каждый придворный давал не менее одной ассамблеи в год. На балах приветствовались шуточные наряды, помпезные причёски и даже разрисованные лица. Впоследствии, петровские балы получили название маскарад. Пошлыми и полными разврата окрестили балы «Метаморфозы», устроителем которых стала императрица Елизавета Первая.  Являться на такие торжества подобало в парадных туалетах противоположного пола. Злопыхатели государыни утверждали, что «сие – следствие её рождения вне брака».

Бальный церемониал строго регламентировался указами верховой власти Российской империи. Историки культуры предполагают, что балы носили скорее политический характер, нежели являлись увеселительным мероприятием.  

К середине 19-ого столетия церемониальный этикет стал более утончённым, сложившиеся к этому времени традиции просуществовали вплоть до 1903 года.   Незыблемой традицией стало открывать бал полонезом – величественным танцем-шествием с участием всех гостей. Он длился не менее тридцати минут. «В полонезе выше прочего ценится умение поддержать разговор», - отмечал граф Толстой. Как и в салонах, излюбленными темами для беседы становились войны, политика и нравы современного общества. «Не удивительно, что некоторые барышни возненавидели этот танец с первых его шагов».

Поразить своим умением танцевать считалось практически невозможным. По мнению Толстого, «лучше, чем танцует каждая из дам, станцевать нельзя». Совсем не уметь исполнить вальс или мазурку было ещё сложнее, так как хореографии уделялось особое внимание с юных лет. Сбиться с такта или тем более оступиться на балу в присутствии государя означало позор, сравнимый с бесчестием.

«Отлучённые от высшего света», прежде всего, прекращали получать приглашения на бал.  Одна из фрейлин императрицы Марии Фёдоровны написала в своём дневнике: «Не получить приглашение на Рождественский бал означает, что отныне для Вас закрыты все двери высшего света. Теперь Вам лучше ехать жить в Европу».  Случалось, что приглашение просто могло затеряться. В этом случае, устроитель бала лично приносил свои извинения невольно забытому желанному гостю.

На некоторых балах существовал некий прототип современного дресс-кода. Например, в танцевальную залу могли не пропустить даму со слишком глубоким декольте или кавалера без бутоньерки в петлице. Им вежливо отказывали во входе, предлагая приятно провести вечер в другой, специально подготовленной для таких случаев, зале. Также существовал «Свод бальных правил». По нему, в частности, дама могла отказать кавалеру в случаях, если на его руки не были надеты перчатки, если он был разжалован в чине, либо ранее он не ответил на приглашение другой дамы (когда объявляли белый танец). Другие оправдания отказа танцевать на балу в свете не принимались.  Недопустимым также считалось забыть об обещанном танце. Поэтому неотъемлемой деталью дамского образа на балу служила карточка, искусно замаскированная под пёрышко веера или лепесток цветка.

 В неё записывались имена кавалеров, которым дама дала обещание танцевать.

Ни один бал не обходился без игры в «ручеёк».  Музыкальным сопровождением игры становились прелюдии, исполняемые на струнных инструментах и передающие звучание журчащей воды. Пары смыкали руки над головой, тем самым образуя «свод», под которым пробегал один из кавалеров. Он должен был выбрать понравившуюся ему даму и увлечь её в конец «ручейка». Другой, оставшийся без спутницы, кавалер проделывал то же самое. Как это ни удивительно, но именно во время безобидной игры разворачивались «нешуточные сражения за даму сердца». Также «ручеёк» служил хорошим подспорьем» колкостям и нападкам, которым в дальнейшем подвергались никем не выбранные дамы.

Балы являлись излюбленным местом альфонсов дворянского происхождения. Выбрав «жертву» - состоятельную даму в летах (старше тридцати лет), - молодой человек ангажировал её на несколько танцев подряд.  Главной задачей вечера становилась возможность танцевать с этой дамой мазурку. Согласно правилам церемониала, по окончании мазурки кавалер провожал свою избранницу на ужин. И именно за столом, во время непринуждённой беседы, пытался её очаровать.

Особое место занимали балы в институтах благородных девиц. На них непременно присутствовали члены правящей династии, а приглашёнными на праздник становились единицы. Балы проводились, как правило, днём, так как они не должны были нарушить строжайший режим воспитанниц. Следует отметить, что организация бала по большей части лежала на самих воспитанницах.  Они украшали помещение, готовили незамысловатые блюда. Кроме того, надетые на них платья были сшиты собственноручно. Наиболее прилежной девице поручали приветствие высоких гостей.

Огромную популярность приобрели публичные благотворительные балы, предполагающие плату за вход. Обязательной составляющей таких балов являлись лотереи, средства от которой шли в пользу нуждающихся. Завоевать положение в свете представлялось возможным пожертвовав ценный лот, либо за огромные деньги приобрести сущую безделицу. Следует отметить, то публичные балы с лотереями устраивались только с разрешения правительства Российской империи. Причём любое благотворительное общество имело право дать не более одного публичного бала в год. Каждый благотворительный бал обязательно освещался в периодической печати. Владельцы дорогих газет, имеющие возможность нанимать корреспондентов разных сословий, могли командировать их на балы как в Дворянском, так и в Купеческом собрании. На страницах газеты описания балов давались в мельчайших подробностях, практически все гости перечислялись поименно, детально разбирался какой-нибудь конфуз. Всегда проводилось сравнение балов в обоих собраниях. 

1852-ой положил начало возрождения петровских маскарадов.  В Зимнем дворце была проведена первая публичная ёлка, гостей которой обязали нарядиться в карнавальные костюмы. Придворные облачились в одежды средневековых рыцарей, сказочных персонажей, вошли в образы вьюги, мороза, снежинок. Табуированы были лишь образы коронованных особ, пусть даже и вымышленных.

Материал подготовлен

редакционным коллективом издания

«Мир и Личность»

На фото представлена работа французского художника В. Гилберта "Бал"