И вновь о Победе!


Митрополит Гор Ливанских Илия Москва, конец 1960-х
Митрополит Гор Ливанских Илия Москва, конец 1960-х

       Из разговоров с отцом - фронтовиком А.А.Лисенковым о войне, где он был участником или свидетелем ярких событий как трагических, так и самых счастливых в его жизни, моя память услужливо сохранила одно, казалось бы, мало значимое воспоминание о том, как в начале 1943 года (поразительно я запомнила даже дату) собрали офицеров и предупредили о том, что в случае, если они будут мыться в бане вместе с солдатами и увидят на ком-то из них крест на груди, то не делать никаких замечаний. Отец вспоминал этот эпизод спустя неполных 40 лет, в конце 1970-х, но я помню, как будто это было вчера, и его тихий голос, и выражение лица, полное недоумения от этого необычного приказа. Интуиция отца верно ему подсказывала, что это был совсем не простой эпизод, но, то, в какой степени это распоряжение, как и серия других мер, о которых он просто не знал, решили судьбу быть или не быть нашей Победе, он и близко не мог предположить.

           Мне могут возразить, что исход войны решил героизм и нечеловеческие усилия всех народов нашей страны, объединившихся в борьбе с врагом. Да, подвиг народа невозможно переоценить, но все-таки он был важнейшим, но не единственным фактором нашей Победы. Эта истина была частично приоткрыта после войны, но настолько неполно, что большая часть народа-победителя, в том числе и мой отец так ее и не узнали. К сожалению, в мероприятиях Празднования 70-летия Победы, вызывающих гордость за мой народ — парад Победы, бессмертный полк и многое другое, мне не довелось увидеть и услышать ничего о том, что так и осталось тайной для моего отца.

         Однако, Провидению было угодно, чтобы неразрешимая загадка фронтовика    была мне раскрыта.  В начале 1990-х годов, после падения СССР, в нашей периодике стали появляться публикации, которые в советское время в редакциях клали под сукно и там они годами лежали без движения.  Одну из таких о Митрополите Гор Ливанских Илие мне довелось прочитать в Московском журнале. Помимо поразившего меня текста, там были опубликованы и фотографии Митрополита Илии, и я так же была удивлена тем, что Его имя и лицо мне были хорошо знакомы. Я слышала Его имя, общаясь со своей коллегой по работе в Московском Союзе художников Галиной Васильевной Маревичевой. А его лицо я видела на фото из ее семейного архива.  Она была два года замужем за племянником Митрополита Мишелем, жила в Ливане в конце 1960-х и неоднократно виделась и общалась с Митрополитом, который был очень рад тому, что его племянник был женат на русской.

Однако, никто из родственников Митрополита Илии ничего не рассказывал ей о той великой Миссии, которая Ему выпала. Ее муж Мишель неоднократно рассказывал о том, каким огромным авторитетом он пользовался у иерархов Русской Православной Церкви. Сегодня Галине Васильевне не легко вспоминать о своей наивности тех лет, потому что она была уверена, что ее жених, а впоследствии муж, в те годы страстно в нее влюбленный, существенно преувеличивал   авторитет Митрополита Илии с целью завоевать ее расположение.  Она знала о подарках ценнейших русских икон Митрополиту Илие, и удивлялась этому, однако, даже не пыталась задать вопрос, почему же он так уважаем.

Я многим давала читать статью, и журнал, к сожалению, затерялся. Но, произошло еще одно событие, которое мне напомнило о Митрополите Илие. Летом 2014 года я отдыхала у родственницы в Крыму в Береговом, небольшом населенном пункте, так называемой большой Феодосии. Рядом с ее домом началась служба во вновь отстроенной Троицкой церкви. Там была небольшая стойка с церковной литературой, не более полутора десятка экземпляров, в основном разного вида мотитвословы и среди них я увидела книгу «Митрополит Илия (Карам) и Россия», 2005, Издательский Совет Русской Православной Церкви. Так эта книга, спустя 9 лет после издания, попала в мои руки.

В главе второй книги Протоиерей Василий Швец писал:

«Когда началась Великая Отечественная война, патриарх Антиохийский АлександрIII обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Очень немного истинных друзей оставалось у нашей страны тогда. Были великие молотвенники и на Руси, такие, как иеросхимонах Серафим Вырицкий. Тысячу дней и ночей стоял он на молитве о спасении страны и народа России в тяжелейшие годы, когда страну терзали враги. Но… Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за нее из братской Церкви – митрополит Гор Ливанских Илия (Антиохийский патриархат). Митрополит Илия решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего кроме иконы Божией Матери. Владыка затворился там, не вкушая пищи, не спал, а только, стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с лампадой. Каждое утро Владыке приносили сводки с фронта… Через трое суток бдения ему явилась в огромном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.» Продолжение следует.

Елена Лисенкова