Великие творцы Ренессанса


Архитектор Филиппо Брунеллески(1377-1446), скульптор Донателло (1386-1466) и живописец Мазаччо (1401-1428) вошли в историю искусств как родоначальники эпохи Раннего Возрождения, с их именами связано множество творческих открытий.   

Брунеллески – один из первых основателей научной теории перспективы. Ему удалось открыть основные законы линейной перспективы и поднять на новый уровень значение пропорций. Также Брунеллески возродил античный ордер – вид архитектурной композиции, основанный на соотношении вертикальных несущих (колонн) и горизонтальных несомых фрагментов. Именно ордер способствовал «перевоплощению» феодального замка в дворец.  

Восемнадцать лет Брунеллески работал над созданием купола для собора Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции. Возвести этот купол он считал главной своей задачей. Как известно из истории искусств, мастера средневековой Европы в принципе не умели возводить большие купола, поэтому Брунеллески с жадностью изучал архитектурное наследие древних римлян. Далее он начертил план купола в натуральную величину. Архитектор стремился облегчить конструкцию, и тем самым уменьшить силы, действующие на несущие стены. Проводя эксперименты с макетами будущего купола, Брунеллески решил отказаться от деревянных каркасов, сделав купол двухслойным и пустотелым; при этом каждый последующий ряд кирпичей уравновешивал предыдущий. Конструкция купола базировалась на каркасной системе, в основе которой лежали восемь несущих рёбер, закреплённых в углах восьмигранника; фрагменты были соединены каменными кольцами. Когда, спустя долгие годы, купол был достроен, выяснилось, что ни одно устройство не сможет поднять гигантскую конструкцию наверх. Специально для решения этой задачи Брунеллески разработал уникальную трёхскоростную лебёдку, благодаря которой и удалось водрузить купол на собор.   

Современники Брунеллески говорили, что возведённый им купол соперничает с самим небом, настолько он был высок и величественен. Флорентийский купол окрестили знамением нового искусства и покровителем тосканских народов. А о Брунеллески говорили, что «он ниспослан был небом, дабы придать зодчеству новые формы».

Ещё при жизни Донателло называли самым смелым реформатором итальянского искусства. Опираясь на опыт древних мастеров, Донателло создаёт скульптуры самодостаточные, полноценно существующие вне архитектурного ансамбля. Первым он добивается впечатления перспективы и пространства в рельефе. Образы, созданные Донателло, полны яркой индивидуальности и несут в себе характерные черты гуманизма. Знаковыми скульптурами той эпохи стали статуя юного Давида и статуя кондотьера Гаттамелаты. Динамично изогнутая статуя Давида – героя, победившего Голиафа, обнажена, его поза естественна, а взор мечтателен и слегка застенчив. В этой скульптуре Донателло впервые со времён античности изобразил обнаженную фигуру в полный рост.

А статуя кондотьера Гаттамелаты стала первым конным монументом Ренессанса. Ещё её называют родоначальником всех конных статуй, воздвигнутых в Европе в последующие столетия.

Донателло никогда не преклонялся перед сильными мира сего. И, если умышленно пытались умалить его достоинства, то он отвечал прямо, не взирая на сан. Однажды, когда глава католической церкви подверг критики понятия о гуманизме в творчестве Донателло, скульптор ответил ему следующее: «Я патриарх в своём искусстве, как вы в вашем». Донателло был удостоен поистине королевского подарка – сам Козимо Медичи, богатейший человек, полновластно возглавивший Флорентийскую республику, преподнёс скульптору красный плащ – знак силы, мужества и успеха. Однако Донателло настолько не предавал подобным почестям внимания, что не только не надевал его, но и вовсе забыл о существовании ценного подарка. При входе в мастерскую скульптор распорядился поставить корзину, куда он горстями бросал монеты, иногда по несколько кошелей, полученных за свою работу. И каждый, кто заходил к нему, мог взять этих денег столько, сколько ему было нужно.  

Гениальный художник эпохи Ренессанса Мазаччо внёс бесценный вклад в мировое искусство – посредством новых решений в живописи, Мазаччо удалось придать своим композициям визуальную устойчивость. Приём устойчивости переняли практически все художники флорентийской школы тех лет. Это был прорыв в истории европейской живописи. 

В 1427 году Мазаччо получил заказ на фреску в церкви Санта-Мария-Новелла во Флоренции. Эта фреска признаётся лучшей работой художника. Благодаря уникальной технике нанесения мазков, Мазаччо создаёт перспективу, то есть видение пространства на втором плане. Мазаччо мастерски выстраивает образы своих героев – распятый Христос, Господь и Богоматерь, ученики и последователи Великой Идеи. Каждая деталь фрески подчёркивает заложенный в композицию объём. Фигуры устойчивы и рельефны, архитектурные своды образуют нишу, а общее впечатление таково, что фреска – это частичка реального мира, словно происходящее на ней происходит в настоящее время в самом храме. Подобного эффекта Мазаччо добивался посредством нахождения определённой точки, под углом которой он и рассматривал изображаемый предмет.

Ещё одной отличительной чертой манеры Мазаччо стало реалистичное распределение света и тени. Один неверный теневой штрих – и видимость пространства или объёмность фигуры были бы непропорциональны и неестественны.  

Особо следует отметить передачу изображения зданий с множеством колонн. Линейное построение рисунка, а также рокировка цветов позволило мастеру создать иллюзию постепенного исчезновения здания. Оно выглядело так, словно бы человек на него смотрел боковым зрением.

Как и Донателло, Мазаччо возродил из забвения обнажённую натуру, наделяя её физической красотой и героическими чертами человека – мужественностью и самоотверженностью. Спокойствие и торжественность закладывал Мазаччо в свои произведения, истинный смысл которых – это безграничное могущество человеческого рода.

Елена Чапленко