Воспоминание


2015 год юбилейный. 70 лет Победы. И этот праздник навеял мне воспоминания о моём папе…

На каникулы 1965-1966гг. мне сестра, как тогда говорили, «достала» билет на Ёлку в Кремлёвский Дворец Съездов. Зимой день короток. Помню, что уже стемнело и было морозно. Сели на троллейбус №4. В те годы у него конечная остановка была около библиотеки Ленина в Староваганьевском переулке (тогда ул. Маркса и Энгельса). С папой за руку мы вошли в Александровский сад. Накануне в нём состоялось торжественное захоронение останков солдата, погибшего в боях, защищая город от нашествия врага. В то время могила выглядела не так, как теперь. Скромный холм весь в цветах и венках. Стояла очередь из людей, пришедших поклониться герою-защитнику. Меня, тогда 10-летнюю девочку, поразило, что мой папа, как и все мужчины, был без головного убора. Сколько лет прошло, а у меня перед глазами: снег, свет вечерних фонарей и его развивающиеся на холодном ветру седые волосы…

Папа родился в 1913 году в Рязанской губернии. У бабушки, Елена Васильевны, было четыре сына. Папа был вторым. Дедушка Яков вернулся с гражданской, заболел тифом и умер. О нём я знаю, что он был кузнец, высокий, сильный. Бабушка рассказывала, что когда начиналась драка, всегда звали Якова. Приходил дедушка и все расходились. Не потому, что он был грозен, а потому, что он был добр. Сам же он никогда не дрался.

Бабушка осталась одна с мальчишками. Случилось так, что о ней мы практически ничего не знаем. Она никогда не рассказывала о себе. Даже не известна дата её рождения. Мама её очень уважала. Всегда говорила: «Она дала мне замечательного мужа». И всегда уважительно называла «Мама». Ещё бабушка, рождённая в 19 веке, была атеистка…

Ещё один юбилей, 80-летие московского метро, напомнил мне, что папа, приехав в Москву, работал на его строительстве. Он окончил среднюю школу, в которую ходил каждый день пешком. По 15 километров до неё и обратно. В любую погоду.

К сожалению, в ВУЗ отец не поступил. Почему и куда поступал – не знаю. Мне ор не рассказывал. Зато рассказывал как он одним из первых пионеров, ходил красных коротких штанах.

В 1935 году они с мамой поженились. А на Старый Новый 1936 год у них родился первенец – сын Владислав. Жили родители до войны на ул. 10-летия Октября. Теперь, проходя по этой улице, мимо детской поликлиники, я всегда вспоминаю брата, сестёр Нэлю, Людмилу, Надю. Представляю, как их, ещё совсем маленьких, папа с мамой носили на руках. Гуляли около пруда, что у Новодевичьего монастыря. Родились они в роддоме на Б.Пироговской улице. Мама рассказывала, что в палате лежали подвое и был местный телефон, по которому ей из вестибюля звонил молодой и счастливый муж, отец её детишек.

Через много лет, в 2000 году умер брат. Его отвезли в морг на ул.Хользунова. И меня поразило: здесь родился и здесь…

22 июня 1941 года на нашу Родину вероломно напал враг. Началась война… А 14 октября мама родила четвёртого ребёнка: Надежду.

Война. Бомбёжки. Маме 24 года. Четверо детей: 5 лет, 4 года, 2 года и новорождённая. А враг у ворот… Папа на фронте на Дальнем Востоке.

Мама рассказывала, как ходили за молоком и продуктами в деревню, где сейчас знаменитые «Лужники». И, когда по железной дороге шли составы с красноармейцами, женщины плакали. А в доме не прекращались аресты. Утром новость: или арестовали, или выбросились из окна. Поэтому мама обменяла комнату в коммуналке, но с удобствами, на комнату в деревянном доме на 2-м этаже без удобств на Нижегородской улице. Смутно помню, что окно выходило в длинный коридор, по которому я бегала. У стены печка. Воду носили из колонки и грели на печке. В этом доме после войны родились ещё трое: брат Саша, сестра Таня и я. Стало нас семеро детей. Мама после моего рождения получила медаль «Материнская слава» III степени за № 781186.

В январе 1960 года наша большая и дружная семья переехала в трёхкомнатную квартиру на Ленинском проспекте, в дом № 34/1. В те годы площадь Гагарина ещё называлась Калужская застава. До 1957 года участок от метро Калужская (с 1961 года Октябрьская) до Калужской заставы назывался Большой Калужской улицей, которая после вошла в состав нового проспекта. Мама сначала плакала, почему так далеко. А теперь это центр и престижный район.

Так мы попали за Калужскую заставу. Через много лет отец моего будущего мужа шутил: «Какая же ты москвичка? Ты живёшь за заставой, за городом».

А в 1960 году мы были счастливы! Мне не нужно готовить на печке, не надо носить тяжёлые вёдра с водой из колонки.

Двор большой. Нам, детям, было где поиграть, побегать. Пишу, а перед глазами двор того времени: вот я качаюсь на качелях, играю «в прятки», «12 палочек», «вышибалы». Детство…

Хорошо помню очередь за хлебом, протянувшаяся змейкой вдоль дома. Да, да. В Москве не хватало хлеба.

В середине 60-х на Воробьёвском шоссе (теперь улица Косыгина) началось строительство нового дома. В нём поселились Алексей Николаевич Косыгин, его дочь Людмила с мужем Джерменом Михайловичем Гвишиани, академик Мстислав Всеволодович Келдыш.

Взрослые рассказывали, что как-то Алексей Николаевич зашёл в молочный магазин, находившийся в нашем доме, а после обеда его закрыли на ремонт. Помню, в нём был прилавок, столешница которого была мраморной. На нём наливали разливное молоко. После ремонта появились замечательные магазины: булочная-кондитерская, молочный.

В день выборов папа ходил голосовать около 11 часов. Голосование проходило в школе № 192. Однажды он пришёл домой и рассказал, что на участок, расположенный в нашем доме со стороны Воробьёвского шоссе, пришёл голосовать Алексей Николаевич. Впоследствии каждый год он ходил на этот участок, где его уже ждали люди.

В то время не было принято, как сейчас, собираться огромной толпой вокруг известной личности. Например, Косыгин любил вечерами гулять по аллее, проходившей посередине Воробьёвского шоссе (ныне ул. Косыгина).

Папа был очень весёлым человеком, с чувством юмора.

Однажды он пришёл после выборов и рассказал, что видел: стоит Косыгин и беседует со старушкой. И папа пошутил: «Она ему рассказывает, что получает пенсию 12 рублей, хватает на всё и ещё на книжку откладывает». У моей бабушки в то время была пенсия 12 рублей, так как она работала в колхозе, а колхозникам стаж был не положен.

Ещё в 50-е папа переболел гепатитом. Последствия печальные: цирроз. Инвалидность. Но зато повезло мне: он стал больше внимания и времени уделять моему воспитанию. Поистине: «Не было бы счастья…»

Отец очень любил Москву. Он даже помнил Храм Христа Спасителя. Со мной с удовольствием гулял по улицам Москвы. Мы часто ходили в Кремль, который с 1955 года частично открыли для посетителей. И однажды стали свидетелями съёмок «Войны и мира».

Помню: было много карет, лошадей. Дамы в нарядах 19 века. Суета… Снимали сцены ухода жителей из города. Но пошёл дождь. Мы стояли под укрытием в нишах кремлёвских стен рядом с участниками съёмок. Дальше память обрывается.

Ещё помню, как папа сажал меня на Царь-пушку. Как залезала во внутрь Царь-колокола. Мне, маленькой, всё виделось сказочным, огромным.

Через много лет пришла с сыном. Но уже не разрешалось залезать на Пушку, и пробоина в Колоколе была закрыта сеткой.

  Папа водил меня на знаменитую «Синюю птицу». Но спектакль, к сожалению, не помню…

Ещё очень смутно вспоминаю Театр кукол на Спартаковской. Тогда ещё не был построен театр Образцова.

От театров осталось только одно: скрип деревянных стульев. Смешно. Но такова память.

И всё же отец сделал главное в моей жизни: привил любовь к искусству, к родному городу.

29 февраля 1960 года мои родители стали дедушкой и бабушкой. Родился первый внук у старшей дочери Нэли. Его в честь дедушки назвали Серёжей. В августе того же года у брата родился сын. Тоже Серёжа. В 1961 году у сестры Нади родилась Оленька. И, наконец, в день 45-летия в 1962 году мама получила подарок от дочери Людмилы – внука Юру. Он рос слабеньким и болезненным. И родители все силы и любовь отдали ему. Четверо внуков и младшенькая я. Внимания мне стали уделять всё меньше и меньше… Ох.

Папа очень любит детей. Мама всегда говорила, что он брал на руки дитё, ставил на ладонь, и ребёнок стоял! Я не помню, а когда родился у меня сын, его уже не было.

В 60-е мы всей семьёй ходили в ЦПКиО им.Горького. Каждый год 1 мая шли на открытие сезона. Стояли в больших очередях на аттракционы. Самое любимое было «Чёртово колесо».

А на День Победы обязательно ходили на смотровую площадку смотреть салют.

Ходили купаться и загорать на берег Москва-реки. Всей семьёй. И в парке, и в Нескучном, и на берегу реки всегда было много народа. На прогулку ходили семьями.

Всё лето мы, дети, проводили в Нескучном саду. В то время там были замечательные качели, карусели. Очень любили живой уголок. Мы приходили, кормили животных. Не помню кто принёс из леса ёжика в квартиру. По ночам ёж бегал по коридору и стучал ножками. Взрослые отнесли его в живой уголок. Мы ещё долго ходили к своему ёжику.

Детьми очень любили смотреть на поезда, проходящие по Малой кольцевой дороге под площадью Гагарина. Когда у меня родился сын, мы с ним стояли и смотрели как едет поезд.

Праздники и дни рождения отмечали всей семьёй. Люблю вспоминать эти времена! Большая дружная семья! Все живы: папа, мама, братья, сёстры.

Я играла с племянниками. Они очень любили, когда я им показывала кукольные спектакли. Ставила стулья, накрывала простынью. Вот и сцена. Ребята с удовольствием смотрели мои импровизации.

Пугала их, когда изображала то ворону, то бабу Ягу. И других персонажей.

В 1965 году я и папа поехали к родственникам на его родину в Рязанскую область. Впервые я попала в сельскую местность. Осталось много воспоминаний. Особенно ночное небо: сколько звёзд!!! Папа мне много рассказал о космосе, планетах. Помню, пошли в парк. Моему удивлению не было границ: в парке гуляли гуси! Тогда я не знала, что парки бывают разные.

Жили мы у папиной двоюродной сестры бабы Насти. Она у меня перед глазами: добрая бабушка с улыбкой, в платочке. Как с картинки из сказки. А какие она пекла блинчики! Односторонние, тонкие-претонкие и диаметром сантиметров 50. Утром проснёшься, а на столе лежит гора блинчиков с узорчатыми краями высотой под полметра. Вкусные!!! И сметанка с молочком. Никогда больше именно таких не вкушала. Дочь бабы Насти тоже пекла, да и другие хозяйки, но, к сожалению, не такие…

Но в это же время в Москве случилось несчастье: трагически погиб мой брат, его, девятнадцатилетнего, сбила машина.

Мы вернулись домой. На похороны не успели. Как же папа плакал! Он рыдал! Никогда больше я не видела, чтобы так плакали мужчины.

Чем старше я становилась, тем больше папа уделял внимание подрастающему Юре. Тем более, что в два года он упал, был открытый перелом, проблема с предплечьем. Он перенёс несколько операций. Конечно, я ревновала. Но копить обиды было незачем, да и некогда. У меня были свои заботы: учёба, игры во дворе, кружки в только что открытом Дворце пионеров.

Когда была маленькая, то очень стеснялась папу, потому что он был старше отцов моих подруг. В 1973 году я заканчивала школу. И с какой гордостью я шла получать аттестат под руку с папой! Он ведь был такой красивый, такой умный! Как же я гордилась им!

А 14 ноября 1973 года его не стало… Был холодный морозный ноябрьский день, на улице сугробы снега, но светило солнце. В день похорон также было солнечно и морозно.

2 октября ему исполнилось 60 лет. Теперь-то я понимаю: всего лишь 60. В октябре этого года я стану его ровесницей.

Елена Воронцова