И вновь о Победе


В 1947 году Сталин исполнил свое обещание и в октябре пригласил митрополита Илию в Россию. Перед приездом гостя Сталин пригласил патриарха Алексия, и спросил: «Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?» Святейший предложил подарить ему Казанскую икону Божией Матери, крест с драгоценными каменьями и панагию, украшенную драгоценными камнями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест. Тогда же правительство наградило его Сталинской премией за помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны. От премии Владыка отказался, сказав: «Монаху деньги не нужны. Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200 000 долларов для помощи детям-сиротам, у которых родители погибли на войне».

По приглашению Патриарха Алексия 14 ноября 1947 года   митрополит Илия прибыл в Москву, где он посетил более десятка храмов. Митрополит Гор Ливанских Илия являлся виднейшим архипастырем и выдающимся церковным деятелем Антиохийского патриархата. Антиохийскую церковь основал апостол Павел. Слово «христиане» впервые прозвучало именно там.  Одним из результатов этого визита было открытие подворья Антиохийского патриархата по благословению патриарха Алексия во вновь восстановленном храме Архангела Гавриила (Меншикова башня), который был закрыт в 1923 году.

 После Москвы с 25 по 2 ноября Митрополит Илия посетил Ленинград. Протоиерей В.Швец в очерке «О чудесах Казанской иконы Божией Матери» поместил запись одного из очевидцев пребывания Владыки Илии в Ленинграде: «На следующий день я пришел к знакомому, а он говорит: «Поехали во Владимирский собор, там будет сегодня великое торжество, весь город об этом говорит! - «Зачем так рано? Ведь еще три часа до службы, - говорю я. - «Да иначе не попадем, столько народа наберется!» И вот пошли во Владимирский собор. Что-то необыкновенное в городе творится: все прилежащие улицы заполнены народом. Около двухсот тысяч человек уже стояло у храма, весь транспорт остановился, проходы загорожены, еле пробились к нему. Стоим около храма, а внутрь не попасть: солдаты стоят в оцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста (наш знакомый), увидел нас и зовет «Пошли! Я вас дожидался!» Он провел нас в храм, и мы оказались у самой солеи! Слева от солеи было отгорожено место, и там стояли члены правительства. Мы насчитали 42 человека. И вот появились — митрополит Илия, митрополит Григорий и священство. Началась служба.  Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца - дара владыки Илии — на Казанскую икону Божией Матери. По возложении венца он произнес проповедь. Он рассказал все: как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. – «Я молился за ваш прекрасный город и так благодарен Господу, что он удостоил меня побывать здесь, молиться вместе с вами!  Я увидел, что Матерь Божия не оставила чад Своих.» Конечно, говорил он через переводчика, но почти все в храме плакали. Это было незабываемо!  Какое счастье тому, кто мог побывать в этот день во Владимирском соборе, какая радость на всю жизнь! Это был такой духовный подъем, такая могучая общая молитва! Все чувствовали себя братьями и самыми дорогими друг другу людьми! И вот — все запели: «Заступница усердная...» Невозможно передать, какое чувство было во время пения! Казалось, что пел весь храм и весь народ поднялся на воздух! Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе Божией Матери запели все стоящие на площади, на прилегающих улицах, у стадиона — десятки тысяч. Все пели: «Заступница усердная...» Люди плакали и молились истинной Заступнице и Спасительнице России!»

В СССР митрополит Илия приезжал еще пять раз: второй -  в июле 1948 года, а следующие визиты митрополита Илии в СССР приходились уже на время Н.С.Хрущева – наиболее тяжкие для Русской Православной церкви после 1920-х.: августе –сентябре 1954, в июле 1960, в 1963 и в последний раз в мае 1968 года.  О третьем приезде митрополита Илии протоиерей В.Швец писал: «В третий раз довелось увидеть Владыку в 1963 году в алтаре Псковского Троицкого собора. Подошел к нему под благословение и сказал: «Дорогой Владыко! Вас помнят в Ленинграде и молятся о Вас. И всегда будут помнить! Мне довелось быть во Владимирском соборе в 1947 году в Ваш приезд. Спаси Вас, Господи!» Он прямо переменился в лице и начал говорить по-русски, не очень хорошо, медленно, но твердо выговаривая слова. О, это настоящий старец! Какие у него были глаза! Когда он услышал мои слова, у него потекли слезы и он сказал: «Как же у вас любят Бога! Нигде так не любят Бога и Божию Матерь, как у вас! Какое счастье быть в России! Это невозможно высказать! Я был в Иерусалиме на празднике Пасхи Христовой я был во многих странах, я был в Португалии, когда праздновали день памяти явления Божией Матери, где собралось 70 000 человек, но такого я не видел никогда! Такой любви и веры я не видел нигде! Как тогда пели на улице «Заступница усердная!..» Тысячи людей — единым сердцем! Я плакал, я не мог ничего сказать.» А слезы прямо текут по его щекам; все в недоумении: почему почетный гость плачет? А он продолжает: «Я всегда молюсь за Ваш город, он в сердце. Я очень люблю вашу страну и ваш народ!» И поцеловал меня.

          Материалы о пребывании митрополита Илии в СССР, опубликованные в «Журнале Московской Патриархии» (1948, №1), так и не были завершены, несмотря на объявленное их продолжение. Причем «обрыв» произошел как раз на визите владыки в Леннград, когда митрополит по наказу Самой Божией Матери с амвона рассказывал о ее явлении, о том, что было одним из важнейших условий Победы.  Что смутило государственных цензоров и стоящие за ними власти (под неусыпным контролем которых находился журнал вплоть до первых лет перестройки)? …

Я держу в руках фотографию, где митрополит Илия, моя подруга Галина вместе с мужем.  К сожалению, брак с Мишелем - племянником Митрополита Илии, не сложился. Приехав в Ливан, Галина не ужилась с женской половиной родственников. А больше браков в ее жизни не сложилось. Однажды, не удержавшись, задаю ей вопрос: «Галочка, а вот если бы ты все знала о роли митрополита в Илии в нашей Победе, могло ли бы это изменить твое отношение к раздорам с родней?»  Она, опустив голову ничего не ответила, только глубоко вздохнула, и в этом звуке я услышала «Все было бы иначе.» И мне захотелось заплакать вместе с ней.  Нам важны не столько события так таковые, а наше отношение к ним. Насколько сегодня незначительны воспринимаются те недомолвки, которые ей в те годы казались непереносимы и требующими принятия решительных мер, да и они могли быть совсем иными, и жизнь могла бы сложиться совсем по-другому.  Но, вдруг я поймала себя на мысли, что и моя жизнь наполнилась бы совсем иным смыслом, а потому другими событиями, если бы я не была воспитана в стране, где атеизм был государственной политикой.  А правительство поступило, мягко выражаясь, половинчато   не предав гласности ту незабываемую Литургию во Владимирском соборе, тем самым, сделав попытку утаить, что высшая Небесная иерархия существует.  Эта была ревность безумцев. Но что поделать, и во времена Иисуса Христа власть предержащие в Иудее пытались скрыть факт Его Воскресения. Никогда не забуду, как в Московском Союзе Художников обсуждался вопрос выпуска плаката, посвященного 1000-летию Крещения Руси. От партийных органов пришла разнарядка заменить слово «крещение», его они смертельно боялись, любым другим сколько-нибудь подходящим. Но такого слова так и не нашлось. А это был 1988 год!!!  Да, мой отец так и не разрешил загадку странного приказа зимой 1943 года.    Только вот твердо знаю, что если бы от моего отца, как и от всего советского народа не скрыли бы факта той Литургии во Владимирском соборе в Ленинграде не только жизнь у Галины  и моя  судьба была бы другой -  иной она была бы у  всей страны. 

11 апреля 1969 года Митрополит Илия ушел из жизни. О его последних днях жизни митрополит Антонио Шадрауи писал: «Умер он на Страстной неделе. Сильный недуг (паралич) не оставлял его семь или восемь дней. Когда состояние его ухудшилось, он был помещен в госпиталь святого Георгия. Вместо него я служил Литургию в Страстной Четверг в церкви святого Георгия, что на площади Звезды. Начал в пять. В девять предстояло причащение. При чтении Евангелия на словах «Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух…» (Мф.27.50). Зазвонил телефон. Я взял трубку – дух испустил митрополит Илия». Через четыре дня после его смерти тело его было перевезено на его родину в Бхамдун. Когда митрополита хоронили, его гроб несли на руках восемь километров, внося во все храмы по пути следования процессии. Почтить память Илии Карама пришли бесчисленные верующие, послы более сорока государств. Члены семейства Карамов были удивлены присутствием большого количества дипломатов.  Так бывает, если хоронят глав государств и королей.  Им объяснили, что удостоенный ордена какого-нибудь государства почитается при жизни и дань его памяти отдается на похоронах присутствием представителей наградившей страны. У митрополита же было сорок орденов от сорока государств.

         В 1970-тые годы во время гражданской войны в Ливане была разбита снарядами резиденция митрополита Илии в пригороде Бейрута Хадете. Взорван храм в Бхамдуне, в котором в 1969 году он был похоронен. Промыслом Божиим тело Владыки сохранилось. Его удалось извлечь из-под обломков. В настоящее время останки митрополита Илии покоятся в домашней церкви при старом городском госпитале Бхамдуна.  На месте разбитого собора строится новый – во имя Преображения господня на деньги племянников митрополита Илии, куда и будет перенесен прах митрополита, если…  Сегодня невозможно без содрогания сердца видеть по ТВ кадры хроники войны в Сирии,  казни мирного населения, варварского уничтожения древнейших памятников культуры, разрушения православных храмов. 

Я смотрю на висящую у меня на стене икону Богоматери Ан-Нурийе, перед которой митрополит Илия три дня молился во время Великой Отечественной войны за победу русского народа, и читаю перед ней, написанный еще в 1970-тые годы, но столь актуальный сегодня призыв протоиерея Василия Швеца: 

  «Молитесь о Ливане! Ныне, благодарно вспоминая приснопамятного богоносного святителя и молитвенника за нашу страну Ливанского митрополита Илию (Карама), должно и нам усердно молиться о его родине, тяжко страдающей сейчас, раздираемой врагом — Ливане, одной из древнейших стран Божиего Востока, многократно называемой в Священном Писании благословенной и прекрасной! Страдают и погибают соотечественники святителя единоверные нам, молившиеся за нас вместе со своим Владыкой в годы бедствий наших. Друзья познаются в беде. Да будем и мы благодарными! Помилуй, Господи, и заступи, и сохрани страну Ливанскую, благословенного Востока Твоего Божиего, и народ ее православный, и ради Пречистой Твоей Матери, Царицы неба и земли твоих апостолов, пророков, мучеников и ради молитв приснопамятного святителя Твоего митрополита Ливанского Илии — спаси, Господи, людей твоих и всех нас, вопиющих к Тебе день и ночь, помилуй! Сотвори нам избавление Твое! Все упование на тебя! Аминь!»

Елена Лисенкова

В статье использованы материалы из книги «Митрополит Илия (Карам) и Россия». – М.: Издательский Совет русской Православной Церкви, 2005 год, а также воспоминания о митрополите Илие Г.В.Маревичевой.