Ганн-Хиллская дорога в Бронкс (отрывок)


Райан забился в тёмный и тёплый уголок комнаты и принялся есть мясо. Он отрезал от бифштекса крохотные кусочки и руками отправлял их в рот. Не то чтобы всё потеряло смысл, но было очень тоскливо. Сегодня Рождество… Потрясающая ночь! У окна стояла белоснежная ель с золотыми шарами, над камином висели рождественские чулки, наполненные сладкими подарками и мелкими монетами из серебра. На полу лежала коробка с пурпурным бантом и мягкий свёрток, содержимое которого тщательно скрывал слой тонкой фольги. Это были подарки для Майкла. Майкл очень хороший. Майкл отличный парень! Для него не жалко никаких денег, даже премиальных за целый год, плюс чаевых за сезон, плюс кое-каких личных сбережений.

Первый раз Райан увидел Майкла в закусочной возле заправки, что в самом конце Ганн-Хиллской дороги. Райан работал в закусочной официантом – разносил еду голодным водителям, следовавшим в Бронкс. В свою очередь, Майкл и был одним из тех самых водителей – он транспортировал оптовые партии шотландских пледов, а иногда подрабатывал демонстрацией своего шикарного тела в бронкском ночном клубе сэра Блэйка.

В тот день Майкл припарковал фургон с разбитой фарой и расколовшимся лобовым стеклом – последствия «подсечек» на хайвэй – у задних дверей закусочной и закурил. Его манера курить вызывала неподдельное восхищение у прожжённого сэра Блэйка, что и говорить о неопытном во всех смыслах этого слова Райане Скотте. Райан подошёл к распахнутому окну и смотрел на гостя так долго, как только смотрят на что-то неописуемое, не поддающееся хотя какому-нибудь объяснению.

Спустя неделю Майкл снова остановился у известной парковки. Теперь, войдя в закусочную, он словно ждал, чтобы его обслужил именно тот парень, которого, кажется, звали Райан Скотт. Сам же Райан находился в оцепенении и не представлял, как можно подойти к этому человеку с банальным вопросом: «Стейк или бургер»?

За столик возле винной бочки уселся некто Сэм из Бронкса, своим видом жутко смахивающий на ковбоя незапамятных времён. Он был завсегдатаем заведения, заказывал громадные куски тушёного мяса, пару бутылок джина. И ему было плевать, что он за рулём. Увидев Майкла, Сэм криво усмехнулся и, переведя взгляд на зардевшегося официанта, подозвал последнего. Райан частенько обслуживал «ковбоя», за что получал довольно-таки весомые чаевые, из чего следовало, что «ковбой» - человек щедрый и при деньгах.

Пока Райан суетился в кухне, собирая поднос, Майкл подошёл к столику у бочки.

- Садись, - раздался низкий голос Сэма. Какими судьбами?

- Знал, что увижу тебя здесь. Мне нужен трестовый жетон. Дня на четыре.

- Считай, он у тебя в кармане. А вот и первый клиент, - Сэм ткнул себя в грудь большим пальцем.

Казалось, «ковбой» говорил о чём-то рутинном и скучном. Майкл же, наоборот, был воодушевлён.

Подоспевший Райан разгрузил поднос и, получив чаевые, скрылся из вида.

- Кстати, этот, - Сэм махнул рукой в сторону, куда удалился официант, - второй клиент. Я заплачу.

Майкл повёл плечами и скривился:

- Кто, этот? Не смеши меня, Сэм. Зачем он тебе сдался?

- Ради общего дела, - невозмутимо ответил «ковбой».

***

Ранним утром Райан сидел в комнате с видом на хайвэй и пил горький кофе. Комната примыкала к малому залу закусочной. В ней обычно официанты ели свой бранч. Другой официант Тэдди Франклин ублажал себя бургером, политым соусом из бобов. При этом он с упоением зачитывал вслух свежую прессу.

- В ночном клубе сэра Блэйка вновь начались обыски. Причиной послужило заявление ряда авторитетных лиц о незаконной продаже неких услуг на территории клуба. Кулинар – метеор по приготовлению еды для американских работяг – заметил, что обыски не помешали бы и на восьмом километре Ганн-Хиллской дороги.

Райан выглянул в окно и с любопытством понаблюдал за тем, как пара неплохих ребят с заправки перебивали номер краденого джипа. Там была сколочена настоящая артель – одни парни спаивали состоятельных господ, другие в это время угоняли их автомобили, третьи зарабатывали деньги чеканкой «левых» номеров. Самого Райана не раз приглашали вступить в артель «на выгодных условиях», но тот предпочёл остаться официантом.

- Эй, сколько ты собираешься пробегать с подносами? – проорал Райану один из неплохих ребят.

Райан захлопнул окно и, повязав полотенце наподобие передника, направился в уже забитый нахлынувшими водилами зал. Он недолюбливал парней из артели.

Гамбургеры, бургеры, двойные чизбургеры, кола, джин, сигары, дымящиеся похлёбки и жареный картофель закружились у него в голове. Далее его мозг отчаянно умножал и складывал центы, вычитал их из долларовых купюр, отсчитывал сдачу. Руки удерживали полупудовые подносы, а ноги спотыкались о разбросанные повсюду пустые бутылки и скомканные пачки из-под недорогих сигарет. Отмотав с десяток километров между столами и кухней, Райан присел отдохнуть.

В это время к закусочной подкатил «почти как новенький» фургон с шотландскими пледами. Однако на этот раз из него вышел не Майкл, а «ковбой» Сэм. Сэм подошёл к Райану и хлопнул его по плечу.

- Пошли, надо поговорить, - произнёс «ковбой».

Они вышли на улицу и остановились возле фургона. Райан недоверчиво поглядывал на завсегдатая. Тот же, наоборот, смотрел в упор и с любопытством.

- Как ты смотришь на то, чтобы смотать сегодня ночью в Бронкс?

Райан рассеянно пожал плечами и ничего не ответил.

- Дело в том, - продолжил Сэм, - что у нас образовался некий излишек шотландских пледов. Ты ничего не подумай такого. Это не нарушение, так случается иногда. За рейс получишь неплохие деньги.

Райан всегда относился с подозрением ко всему, что было связано с дополнительным наваром, поэтому-то и прозябал с утра до ночи в придорожной закусочной, довольствуясь скудными чаевыми.

Видя нерешительность Райана, Сэм начал проявлять настойчивость – это выражалось в его интонации и жестах.

- Чуть за полночь ты будешь уже в Бронксе. Свалишь пледы в доме на Аарон-стрит и всё – ты свободен!

- Не слишком заманчивая перспектива оказаться ночью на улицах неизвестного мне Бронкса, - поёживаясь, сказал Райан.

Откровенно Сэму начал надоедать несговорчивый официант. Он закурил.

- Ты не окажешься ночью на улице. Недалеко от Аарон-стрит живёт Майкл, наш перевозчик, он пустит тебя до утра. Знаешь Майкла?

«Ковбой» с удовольствием принялся наблюдать за реакцией Райана. Сначала, казалось, он ни за какие деньги не пустился бы в путь. Потом, услышав заветное имя, уже стал готов на многое... И, наконец, впав в неописуемое смущение, согласился на всё – и на излишки шотландских пледов, и на неизвестный ему Бронкс, и, в общем-то, на полную неопределённость.

- Ладно, - тихо произнёс Райан. – Я поведу этот фургон?

- Да, - коротко ответил Сэм.

Оба они вернулись в закусочную. Расположившись возле винной бочки, «ковбой» сделал свой обычный заказ, Райан же поспешил его исполнить. Потом, не попрощавшись, Сэм удалился в неизвестном направлении, оставив официанту ключи от фургона.

Близилось к полуночи. Райан Скотт сдал смену и выручку, пересчитал чаевые, рассовал их по самым сокровенным местам, после чего вышел на заправочную площадку, где его ждал фургон с шотландскими пледами. Он забрался в кабину, ощупал кожаный руль и, включив фары, тронулся с места. Было достаточно темно, дорога освещалась скверно, а фары давали едва ощутимые струйки света. Райан не помнил, что он везёт, напрочь забыл о доме на Аарон-стрит, обещанных неплохих деньгах. Всё, чем было увлечено его сознание, сосредоточилось на единственном человеке – Майкле. Интересно, о чём с ним можно говорить? Какой он? Правда ли он пустит меня в свой дом? Что я там буду делать? Где он постелет мне постель? Предложит ли что-нибудь выпить?

Вдалеке замаячил ветхий указатель дороги в Бронкс. Вначале Райану показалось, что Бронкс – это нечто, напрочь забытое, брошенное на произвол судьбы, но, чем глубже продвигался его фургон, тем всё более и более город представал перед ним в ином свете. Ослепительные витрины, дразнящие фонтаны и фонари до небес! На потрясающем громадном доме висела табличка «Аарон-стрит, 26». Впервые за всё время езды Райан вспомнил о шотландских пледах и очень удивился, зачем же они нужны людям, живущим в этих умопомрачительных домах. Лихорадочно он начал припоминать, в каком именно доме по Аарон-стрит ему было велено сбросить пледы. Вдруг его внимание привлекло ещё одно здание, похожее на башню, с широченной пожарной лестницей, напоминающей театральную декорацию, а на самой высоте мигали разноцветные лампочки – все вместе они представляли собой вывеску, гласившую: «Ночной клуб сэра Блэйка». Неужели я вижу то, о чём пишут газеты? – с восторгом пронеслось в голове у Райана, он немедленно сопоставил увиденную вывеску и утреннюю газету, которую зачитывал его приятель из закусочной.

 Райан порылся в бардачке и с облегчением обнаружил, что предупредительный Сэм оставил записку с точным адресом, а именно – Аарон-стрит, 18. Вцепившись в руль, Райан Скотт медленно покатил вдоль дороги. Словно опасаясь не вписаться в поворот или сбить ненароком что-нибудь из этой красоты.

Райан подъехал к указанному дому и принялся внимательно его изучать. Дом был длинным, с рядом выступов и немереным количеством входных дверей. Незадачливый перевозчик вчитывался в каждую вывеску, в каждую табличку, которые в избытке присутствовали на всех дверях до одной. Неожиданно, откуда-то изнутри здания раздался голос. От звука этого голоса Райана бросило в жар. Неужели он? И, действительно, в ту же секунду на крыльце появился Майкл Ролли. На нём были отменные колорадские джинсы и шёлковая рубашка.

- Привёз пледы? – немедленно спросил Майкл, делая акцент на слове «пледы», будто бы Райан мог привезти совершенно иной товар.

Райан, не выходя из фургона, молча кивнул головой.

- Давай ключи, - не слишком-то вежливо продолжил Майкл.

По-прежнему молча, Райан отдал ключи.

Майкл отпер замок, запрыгнул в фургон и, повыкинув короба с пледами на крыльцо, снова предстал перед ни слова не проронившим Райаном.

- Тебя велено передержать до утра. Выходи и поднимайся на четвёртый этаж.

Райан послушно вышел из фургона и толкнул массивную с увесистой ручкой-скобой дверь. Тем временем «гостеприимный» хозяин отогнал свой фургон в положенное место, свалил шотландские пледы в прилегающий флигель, потом поднялся на четвёртый этаж.

- Ты здесь живёшь? – тихо спросил Райан, оглядывая стены, пол и потолок парадной. Они, по его мнению, были похожи на фотографии со странички светских новостей. Теперь уже промолчал Майкл. Зайдя в квартиру, гостю бросилась в глаза хрустальная люстра – огромная, с подвесками – она и незажженная горела ярче дюжины ганн-хиллских ламп. От вида из окна захватывало дух. Столько красок в ночи Райану не приходилось видеть никогда! Посередине комнаты стоял настоящий концертный рояль белого цвета.

- Зачем он тебе? – удивился Райан. Ты умеешь играть?

Майкл снова промолчал. Играть на рояле он не умел, и зачем этот чудесный инструмент был поставлен в его квартире – не знал. К слову сказать, «ковбой» Сэм, которому здесь принадлежало всё, также не имел с музыкой ничего общего.

Не менее Райан был удивлён, увидев в самом конце комнаты штатив с фотокамерой, а также ряд прочей атрибутики профессиональной фотосъёмки.

- Спать будешь здесь, - отрывисто сказал Майкл, указав в угол, на диван, куда он небрежным движением закинул простынь с подушкой. Потом мимо Райана пролетело и свёрнутое тёплое одеяло.

Майкл вышел в соседнее помещение разогреть еду. Райан же остался стоять в полной растерянности посередине комнаты, явно не говорящей, что её хозяин – перевозчик.

Елена Чапленко